Российски гоночный катамаран Артамарин 26

ArtamarinПервая информация об этом катамаране прошла еще в начале лета, однако провести полноценную серию тестов удалось только осенью, когда над Питером задули холодные сентябрьские ветра. И надо сказать, данное обстоятельство нас не огорчило, ибо за прошедшее время создатели яхты смогли существенно доработать и настроить ее, хотя процесс еще до конца не доведен — фактически едва ли не каждый выход в море является своего рода тестовым.

Итак, “Артмарин 26” — серийно строящийся быстроходный крейсерскогоночный катамаран российского производства. По своим характеристикам он вписывается в класс “Multihull Micro”, что позволит его владельцам участвовать в проводимых за рубежом парусных гонках судов этого класса (на момент написания статьи как раз завершались все необходимые формальности официального признания нашего судна IMMCA).

Внешний вид

Стоящий у причала катамаран выглядит очень стремительно и элегантно. Обращает на себя внимание сильно отклоненная назад мачта с тремя рядами внушительных треугольных краспиц. Судно построено по ставшей уже классической с подачи братьев Эглайсов схеме, при которой жилые помещения находятся в поплавках — для небольшого быстроходного судна это оптимальный вариант. Корпуса соединяют три балки — две пустотелые алюминиевые (профиль 166?124) в носу и на корме и объемистая центральная стеклопластиковая, одновременно служащаяи подмачтовой опорой, и довольно вместительным “багажником”, в вырезах которого располагаются запасные концы, газовые баллоны и прочее имущество. Носовой палубой катамарана является пришнурованная к корпусам и балкам мелкая сетка “Бэйнбридж”, мостик набран из четырех легких стеклопластиковых секций толщиной 3 мм. Под ногами они слегка пружинят, но уже спустя несколько минут ощущение неуверенности пропадает — панели не кажутся хлипкими и непрочными. В центре мостика — пьедестал, на котором в ДП расположены две лебедки “Harken”. Его основание служит еще одним багажным отсеком, где могут лежать инструменты, а также ручки лебедок. На обращенной в корму стенке пьедестала размещены компас, дисплей системы GPS, указатель эхолота и вспомогательный распределительный щит (главный находится в одном из корпусов). Антенна приемника GPS — внизу на кормовой балке рядом с подвесным мотором. Возможно, строителям стоит установить на боковые поверхности пьедестала откидывающиеся (или съемные) секциикрылья, тогда он может превращаться в большой стол, вокруг которого смогут разместиться все члены команды.

Вход в корпуса осуществляется через откидные люки в верхних палубах корпусов. Это решение менее удобно для прогулочного “семейного” плавания (особенно в плохую по году), чем, скажем, сдвижноповоротные люки на катамаране “Валет”, позволяющие спускаться в жилые корпуса, не поднимаясь на верхнюю палубу. Но, поскольку перед конструкторами небольших яхт вопрос снижения цены стоит особенно остро, от сдвижных люков пришлось отказаться — их изготовление заметно удорожает судно. На практике нам, однако, удалось без особого труда спуститься в наветренный корпус примерно на четырехбалльном волнении, и, думаем, релинг в этом месте все же был бы желателен. Пока его роль частично играет оригинальный поручень возле люка с блоками проведенных в кокпит швертталей (тали служат только для подъема швертов, опускаются они под действием силы тяжести). Подпалубные помещения яхты вряд ли могут поразить чемто особенным — узкие чисто спальные корпуса нет смысла дорого отделывать. Хотя одна из уже построенных серийных яхт по желанию владельца оклеена изнутри пробковым деревом — с точки зрения комфорта решение интересное, а вот его эстетическая привлекательность на любителя. Планировка стереотипна одноместные спальные отсеки в носу и двуспальные в корме судна (в правом носовом при этом располагается прокачной гальюн), небольшой камбуз — в центральной части левого корпуса. Центральная часть правого может служить штурманской рубкой (а также крохотным салоном, но “светская жизнь” на Артмарин26” должна проходить все же наверху).

Клаустрофобии в узких и длинных корпусах судна не возникает — этому способствует большая площадь иллюминаторов: высокая освещенность снижает ощущение тесноты. В основаниях коек, как и положено, размещены вместительные рундуки, а в центральных отсеках — шкафчики по бортам. Вплотную к наружным бортам центральных отсеков обоих корпусов проходят наклоненные к ДП швертовые колодцы — единственновозможное решение на быстроходном многокорпуснике. Вот, пожалуй, и все, что можно сказать о внешнем виде и интерьере судна.

Парусное вооружение и управление

Основой парусного вооружения яхты служит алюминиевая мачта фирмы “Sparcraft”, оснащенная, как уже было сказано, тремя рядами треугольных краспиц. (Надо, правда, отметить, что одна из уже построенных яхт будет укомплектована углепластиковой мачтой.) Мачта, что нас несколько удивило, неповоротная — жестко закреплена в степсе,продольная регулировка также не предусмотрена. Обращает на себя внимание развитый стоячий такелаж — надежности мачты конструкторы уделили особое внимание, поскольку это больное место многих быстроходных многокорпусников. Забегая вперед, скажем, что на ходу поведение мачты не вызывало опасений — увеличение числа краспиц явно не прошло зря. Яхта вооружена шлюпом, ее парусный гардероб составляют грот, стаксель и геннакер. Фалы грота и стакселя проведены внутри мачты — через стопора они добираются стоящими на пьедестале лебедками. Лебедки эти многофункциональны — на ходу яхты они работают как шкотовые. Еще одна лебедка установлена справа на центральной поперечной балке — она может выполнять функции как якорной, так и, при необходимости, шкотовой (проводка позволяет вывести на нее стаксельшкоты). Покормовой балке практически во всю ее длину идет погон гика-шкота, проведенного в три лопаря — его ходовой конец выведен в руки рулевого. Грот, как и на большинстве многокорпусников — со сквозными латами и ползунами, стаксель снабжен закруткой, ходовой конец которой проведен в кокпит. Геннакер поднимается на наветренном корпусе — вот и все особенности парусного вооружения “Артмарина”.

Управляется яхта двумя подъемными рулями, навешенными на кормовые оконечности корпусов. Красиво изогнутый краснодеревый румпель дополнен большим удлинителем, позволяющим рулевому разместиться на одном из корпусов. На первый взгляд, однако, румпель кажется чуть тонковатым — большее сечение ему бы не помешало.

На кормовой балке установлен 10 сильный подвесной мотор. Дистанционного управления нет, впрочем, учитывая чисто вспомогательные функции двигателя, оно не особенно и необходимо.

В целом, общее впечатление от оборудования лодки можно выразить словами “функциональная простота, не лишенная определенной доли изящества”, что,безусловно, делает честь конструкторам и строителям.

Под парусами и мотором

Тест ходовых качеств нового судна было решено проводить в районе дистанции одной из петербургских парусных регат. К сожалению, первоначальный прогноз, обещавший солнечный день, не оправдался: уже, казалось бы, прошедший холодный фронт начал, как выражаются синоптики, “волнить”. В итоге утром над городом завис еще один полноценный мини!циклон — с резким юго-западным ветром, дождем и низкой облачностью. Для фотосессии погода абсолютно неуместная, зато для испытаний скоростной яхты — в самый раз!

Запускаем мотор и выходим в залив. На выходе ветер от SW силой чуть более трех баллов, волна от SSW — тоже баллов около трех, но в районе дистанции и ветер, и волна будут сильнее. Под мотором судно идет легко и ровно, развивая скорость около 13 км/ч. Курс проложен под прямым углом к почти метровой волне, но яхта преодолевает ее мягко, без каких!либо ударов или излишней качки. Сильного забрызгивания пока тоже не отмечаем. Периодически мотор взревывает — на волнах винт временами вылетает из воды. В этом смысле расположение двигателя в колодце в центре кокпита, как на том же “Валете”, более удачно (но, вновь заметим, увеличивает построечные расходы).

Выйдя в район дистанции, поднимаем паруса — грот и стаксель. Очень скоро понимаем, что полного грота будет многовато и берем один риф — ветер уже усилился баллов до пяти, а проносящиеся над головой низкие дождевые облака явственно обещают его усиление. Первый галс — острый бейдевинд. Усаживаемся на наветренный борт (специально отформованных сидений или банок здесь нет, но сидеть на крыше корпусов довольно удобно), судно быстро набирает скорость и устремляется вперед. За несколько минут хода успеваем отметить на указателе GPS скорость в 11.9 уз. Разворачиваемся и ложимся на курс, параллельный гоняющимся яхтам. И начинается…

Катамаран летит вблизи гоночной дистанции, и мы наблюдаем, как отстают от нас лежащие почти под 45° к горизонту “шестерки” — “Артмарин26” обходит их, “как стоячих”! Сравнимые с катамараном по длине “четвертаки” и полутонники тем более не могут составить конкуренции — наша скорость выше при мерно в два раза. Кильватерная линия абсолютно прямая, с форштевня подветренного поплавка срываютсяи стремительно сдуваются в корму потоки брызг и пены — просто за вораживающее зрелище. За рулем встает здоровый “петух”, как от суперкавитирующего винта. При этом ни от руля, ни от швертов не доносится характерного “зуда” — конструкторы постарались на славу, и жесткость этих деталей достаточна. Известный случай с поломкой швертов и рулей в тихую погоду на другом катамаране этой серии имел свою подоплеку — на ту яхту эти детали были поставлены сторонним изготовителем (между прочим, специализирующимся на серийной постройке парусных судов) и имели иную конструкцию. Изучение их обломков вызвало у нас, скажем так, недоумение — они стыдливо свидетельствовали об экономии своих создателей на всем, на чем только можно. В первую очередь — на рабочей силе и клее.

Несмотря на опасения за прочность, судно успешно выдержало все “издевательства” над ним (причеммы ставили своей целью именно выжать из него все, на что оно способно) — и в весьма свежую погоду (ветер в итоге превышал 5 баллов). Чуть позднее мы узнали, что в этот день погиб один из питерских “микриков” (экипаж, к счастью, был спасен), а еще одна яхта оказалась выкинута на берег на одном из фортов.

О скоростных характеристиках катамарана свидетельствует приводи мая полярная диаграмма (заметим, что максимально достигнутая нами скорость — 14.7 уз). Здесь же хоте лось бы сказать об ощущениях, которые вызывало подобное плавание — скорее, полет. По ощущениям ни мотолодка, ни катер, ни даже моторная яхта, сколь бы быстроходны они ни были, не могут сравниться с бесшумным, черпающим силы от самой морской стихии, движением парусного судна!

При подборе шкотов “Артмарин” легко ускоряется, вызывая чисто автомобильные ассоциации, и быстро несется по волнам. Зализанные обводы узких корпусов способствуют необычайной плавности хода на волнении — толчков и ударов не ощущается, яхта не зарывается носом. Лишь периодически спины сидящей на наветренном борту команды обдает, как из брандспойта — но это небольшая плата за адреналин. Хочется мчаться и мчаться дальше, забывая про все вокруг — лодка летит, как ракета (а с чем еще можно сравнить ее обтекаемые корпуса?).

Впечатления, полученные нами от выходов на катамаране “Артмарин26”, позволяют сказать следующее: мы получили яхту, сильно расширяющую доступный “городскому” яхтсмену район плаваний.

Поскольку она развивает скорости, примерно вдвое превосходящие скорость килевых лодок такой же длины в сравнимых метеоусловиях, получается, что за один дневной переход можно добраться, скажем, из Петрокрепости в Приозерск (и даже дальше) или достичь района выборгских шхер, выйдя из Питера. Не стоит сбрасывать со счетов и возможность стремительно “прохватить” вдоль фешенебельного Морского фасада СанктПетербурга — ну какая еще крейсерская яхта позволит такое? Как видим, “Артмарин” имеет “повышенный радиус действия”, а некоторая теснота его жилых помещений полностью компенсируется просторным кокпитом и способностью без малейших проблем подходить к отмелым берегам.

Управляемость катамарана неплохая — он способен выходить на оверштаг даже под одним стакселем. Длинный погон гикашкота и отсутствие бакштагов позволяют без затруднения выполнять и повороты через фордевинд. На максимальной скорости усилия на румпеле, конечно, высоки, но не чрезмерны, судно остается под контролем рулевого. На остром курсе катамаран идет поувалистей килевых яхт (правда, намного быстрее их), но, как нам представляется, стаксель на испытываемом экземпляре был все же чуть полноват. Возможно, после доработки удастся еще увеличить крутизну хода (это единственная претензия к пошитым С.Коноваловым парусам — так они стоят и выглядят очень хорошо). Требует определенной корректировки и центровка судна — оно имеет тенденцию несколько приводиться на ветер.

Нужно заметить, что культуры проектирования и строительства (да и эксплуатации) быстроходных многокорпусников в России сегодня практически нет, отдельные работы таких энтузиастов, как Г.Адрианов и В.Беляков, по большому счету — капля в море. Попытка фирмы “Артмарин” начать серийное производство подобных судов (а их уже сделано пять штук) — одна из первых. И, сразу скажем, достойная попытка: к основным элементам конструкции судна (корпуса, соединительные балки и мостик, рулевое устройство, рангоут) серьезно придраться уже нельзя (во всяком случае, за время нашего знакомства с судном мы не нашли для этого оснований). А вот в расположение ряда дельных вещей и проводку бегучего такелажа еще требуется внести коррективы.

К чести разработчиков, они и не скрывают этого. По нашему мнению, на яхте нужны карманы для ходовых концов (сейчас они находятся под ногами и могут перепутаться между собой), следует уточнить размещение погона для блока стаксельшкотов, изменить проводку гикашкота. Нынешняя — в три лопаря —требует от рулевого слишком больших усилий, а при проводке в пятьшесть лопарей невозможно быстро стравить его при достижении критического угла крена. Однако, как заверили нас конструкторы, на все яхты этого типа будет устанавливаться “хитрый” двойной блок (“Harken”), позволяющий работать с гикашкотами так, как если бы они были проведены в шесть лопарей для нормального управления и в три при аварийном стравливании. По настилу мостика стоит пустить две продольные планки — для упора ног шкотовых на крене. Приборы на обращенной в корму стенке пьедестала с места рулевого видны плохо — им нужны более крупные дисплеи.

Впрочем, любая новая машина (особенно если ее конструкция принципиально отличается от привычной) страдает “детскими болезнями” и требует доводки и настройки. И можно только приветствовать откровенность создателей “Артмарина”, честно называющих вещи своими именами и не пытающихся выдать свои ошибки за недоступный пониманию окружающих “гениальный” конструкторский замысел. Поэтому есть все основания полагать, что период доводки яхты завершится быстро — и мы получим интересный быстроходный серийный миникрейсер, пригодный как для гонок, так и для дальних походов. Возможно, на наших глазах зарождается новый национальный класс?

Артур Гроховский

Основные данные катамарана “Артмарин26”

Длина корпуса, м ………………….. 8.0
Ширина, м ……………………………. 4.9
Осадка, м:
с поднятым швертом ……. 0.35
с опущенным швертом ….. 1.50
Высота мачты, м ………………… 12.0
Площадь парусности*, м2:
грот …………………………….. 34.6
генуя …………………………….. 16.1
стаксель ………………………. 10.5
геннакер ………………………….. 63
Водоизмещение, кг ……………….. 900
Пассажировместимость, чел. …… 6
Мощность вспомогательного двигателя, л.с. ………………………. 10
Скорость под мотором, уз …….. 6’7

* Возможна комплектация катамарана парусами уменьшенной площади (в сумме — 36 м2), что позволит управлять им и новичкам, прошедшим только годичный курс обучения в ГИМС.

Метки: , , , ,

Добавьте свою Статью

Чтобы оставлять комментарии Вы должны быть зарегистрированы Войти



Уважаемый читатель!
Нас не финансирует государство, общественные организации и политические партии.
Наш проект существует на пожертвования от наших благодарных читателей.
Часть средств мы перечисляем в различные благотворительные фонды.



18+ Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше.

Copyright ©2013-2014 NewsBook. Все права защищены.

Яндекс.Метрика