Шкурный вопрос

Two_BearsСлучилось это в середине 70-х годов прошлого столетия в период проведения весенних экспедиционных работ ТГУ. Мы, а это научные сотрудники НИИ биологии и биофизики при ТГУ: Шинкин Николай, Изотов Юрий, Адам Александр, Лаптев Николай, Сохань Владимир и студенты уже заканчивали работы в Колпашевском районе по учету охотничье-промысловых животных в весенний период и собирались возвращаться в Томск. Последнюю ночь провели в обветшалой таежной избушке, где допоздна обсуждали результаты проделанной работы.

Снег уже вовсю таял, днем бежали полноводные ручьи. А в ту ночь подморозило и к утру выпало довольно много снега. Было белым-бело.

– Ну что, ребята, – сказал утром Николай Алексеевич, наш руководитель экспедиции, – поохотимся в последний раз. Сама природа подсказывает. Потропим зайца.

Все радостно согласились, хотя накануне вечером выглядели очень усталыми.

И вот, выпив горячего чая и закусив бутербродами, мы, надев снаряжение, буквально через несколько минут уже встали в цепочку через 10 – 15 метров друг от друга и медленно пошли, внимательно разглядывая снежное покрывало.

В этой цепочке я стоял крайним слева. Пройдя метров пятьдесят, меня осенило: «А не пойти ли мне поохотится в одиночку? Уж слишком большая и шумная компания
образовалась». И я повернул в противоположную сторону.

Когда я прошел метров пятьсот, на моем пути возник полноводный бурлящий ручей, который я преодолел по поваленным через него деревьям. Теперь мне предстояло подняться в горку. Благо она была не крутой. Я не торопился, решил внимательно осмотреть местность. И, неожиданно для себя, увидел свежие следы лося, которые тоже шли в выбранном мною направлении. Я медленно поднимался в горку, с любопытством рассматривая его следы, и вскоре уловил едва слышимый треск дерева. Насторожившись, я остановился и стал вслушиваться в звуки, чтобы определить направление, откуда они доносятся.

Вновь услышал треск и понял, что он доносится с вершины горки, куда я поднимался. На всякий случай я переломил ружье, вытащил предварительно заряженные патроны с картечью и вставил в патронташ. Взамен извлек оттуда две пули 12 калибра и, не спеша, вставил их в патронник. Но собрать ружье не успел, так как опять послышался треск. Подгоняемый любопытством и охотничьим азартом, я стал медленно и очень осторожно подниматься в горку. До вершины горки осталось совсем немного, она хорошо просматривалась. Перед моими глазами появилась широкая панорама.

И какая! На открытом пространстве, на фоне редких низкорослых березок и проталинок в нескольких десятках метров от меня бегал и прыгал маленький медвежонок! Он, то залазил в середину кустиков около растущих березок, то отбегал от них. Я затаился и, наверное, перестал дышать, боясь нарушить такую картинку. Кругом
тайга, тишь и маленькая бегающая кроха! Красотища! Меня не видят, а я наблюдаю! И вдруг очередной треск и на этой же полянке из-за гущи толстых сосен и кустов
появилась здоровенная медведица. Она шла от проталины к проталине и огромной лапой копалась во мху, что-то доставала, внимательно рассматривала, а затем сова-
ла в свою пасть, от удовольствия урча. И так повторялось много раз. Незаметно для себя открыл рот (это я потом осознал). И было от чего! За медведицей появился второй медвежонок! Он был заметно взрослее первого, судя по всему – пестун. Не визжал, не прыгал, просто шел за мамой медведицей. Пока та копалась в земле, он
послушно стоял позади. Вдруг медведица, заметив, что младшенький отошел от нее довольно далеко и продолжает удаляться, резвясь, все дальше (между прочим, в мою сторону), подошла к старшему и ударила его по заднице лапой, подталкивая в направлении младшего. Пестун недовольно (или обиженно) заревел и медленно направился к малому. Подойдя к нему вплотную, стал мордой подталкивать его в сторону матери. Маленький взвизгнул, подпрыгнул и бросился к маме, как бы ища у нее защиты.

Я испытывал противоречивые чувства: охотничий инстинкт соседствовал с оторопью, перемешанной с чувством разумной осторожности. Охотничий инстинкт в воображении рисовал медвежью шкуру, которой я хвастаюсь перед друзьями, а здравый рассудок подсказывал, если не сказать кричал, что я оказался в довольно сложной ситуации.

Надо сказать, что как только я только увидел медведицу с медвежатами, я понял, что мама-медведица пойдет на все, чтобы защитить своих детенышей от возможной опасности. А такой опасностью для них являлся я. Я мысленно стал уверять медведицу (как мне казалось тогда) словами: «Да не нужны мне ваши шкуры, вы только мою шкуру не трогайте». Поверьте, так это и было! Шкурный вопрос

Все это время я не забывал, что у меня есть ружье, которое надо только составить и оно готово к стрельбе. Но я этого не делал, потому что понимал, что при составлении ружья обязательно произойдет щелчок, который могут услышать звери. А могут и не услышать, потому что легкий ветерок дул с их стороны в мою сторону (на это я обратил внимание в самом начале встречи). На природе может произойти всякое.

И опять послышался треск. На этот раз на краю поляны появился огромнейший медведь – раза в полтора–два больше медведицы. Его взлохмаченная шерсть значительно увеличивала его естественные размеры. Он также двигался в мою сторону спокойно и уверенно. Расстояние сокращалось не в мою пользу. Я заворожено рассматривал косматого великана. В голове мелькнула очередная неприятная мысль: «Ну, Юрка, доездился по экспедициям! И никакое ружье уже тебя не спасет. Просто не успеешьего зарядить!» И как бы в подтверждение моим мыслям за медведем двинулись в мою сторону и медведица с медвежатами. Я стоял, не шелохнувшись, и боялся дышать! А они не торопились. Подходя от одного кустика, от проталины к другим местам, они запускали свои лапы в землю, рылись там, набирали горсть и внимательно рассматривали содержимое, изредка погружая туда свою пасть, что-то вытаскивали. Чем лакомились медведи? Трудно сказать. Но последующий анализ показал, что наряду с молодыми корешками, там изредка находятся крупные белого цвета личинки жуков. Возможно, именно они и являлись объектом поиска медвежьего семейства…

Сколько времени прошло с момента моей встречи с медведями – я не помню. Все было как во сне. Но навеянные мысли о том, что моя шкура мне дороже, не давали покоя. И я продолжал вниматель но следить за хищниками. Даже моргать перестал. Я прекрасно понимал, что мое малейшее движение может быть замечено
и нежелательный элемент, в моем лице, может быть незамедлительно уничтожен. Я стал медленно приседать. Ну, очень медленно. Полностью присев, я некоторое
время прислушивался. Было сравнительно тихо. И я пополз вниз по склону. Вначале полз медленно. Но потом так разошелся и развил такую скорость по снегу,
какую не развивал во время военных сборов в зимний период, ни в Итатке, ни в Новосибирской области, ни на полигоне под Бийском, ни на других военных поли-
гонах. Даже несомкнутое ружье не мешало двигаться. Это я потом все оценил и осознал. Тогда же я несся во всю прыть и в голове, по-моему, не было никаких мыслей,
кроме одной: уползти как можно дальше от этого места незамеченным!

И вот знакомый ручей. Тут я встал в полный рост. Аккуратно перешел его по бревнышкам и двинулся к избушке. Подойдя к ней, я услышал звонкие голоса ребят. Они обдирали зайцев. На огне уже кипела вода. Завидев меня, они почему-то немного стихли. Потом один из них, а это был Адам Александр, спросил: «А ты что такой взъерошенный, поди, медведя встретил?». Я ответил: «Четверых». Никто из присутствующих так и не понял: то ли это была шутка, то ли нет. Но я продолжил: «Если кто-то не верит, то я могу сейчас провести к ним любого из вас, и он сможет сам в этом убедиться». Желающих не нашлось. Все молчали. Лишь студент Сохань Володя, у которого было одноствольное ружье 16 калибра, что-то неразборчиво пробормотал. Больше с вопросами ко мне никто не обращался.

Приготовления к обеду продолжились. Он был продолжительным и сытным. Потом – чай. И тут посыпались вопросы. Где я действительно отсутствовал почти четыре часа? Все ли нормально было в моем путешествии? Я рассказал о своей удивительной встрече со всеми подробностями. Кто то из ребят недоверчиво переспросил: «А действительно ли, что медведей было четверо, а не один. У страха глаза велики. Может тебе показалось?» Я ответил, что готов провести любого к месту моей засады. После получасового размышления набралось трое. И я повел их. Шли осторожно, с опаской. Но медведей уже не было. Подойдя к свежим следам, мы внимательно осмотрелись и убедились, что медведей было действительно четверо. Всех поразили размеры лап папы-медведя. Замерили. Они были размером примерно 30х18 см. Коля Лаптев, особенно пораженный огромными размерами следов, положил рядом для сравнения охотничий нож, коробок спичек и сам наклонил голову так, чтоб можно было одновременно запечатлеть все это на одном кадре фотопленки. А еще замерили расстояние между моей засадой и мишками. Оно равнялось 21 метру! Близко!

Обратили мы внимание и на то, что после моего побега медведи прямо пошли, не отклоняясь по сторонам, до места, где я простоял, оказывается, около трех часов, принюхались и, судя по их следам, сразу покинули его, отклонившись примерно градусов на тридцать от своего первоначального пути.

Изотов Юрий Александрович

Газета «На крючке» май 2014года

Электронная версия газеты

Метки: , , ,

Добавьте свою Статью

Чтобы оставлять комментарии Вы должны быть зарегистрированы Войти



Уважаемый читатель!
Нас не финансирует государство, общественные организации и политические партии.
Наш проект существует на пожертвования от наших благодарных читателей.
Часть средств мы перечисляем в различные благотворительные фонды.



18+ Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше.

Copyright ©2013-2014 NewsBook. Все права защищены.

Яндекс.Метрика