Сказка об Умреве и Умревинском остроге

Umrevinsky_JailПролог

Начало XVIII века. Белая кобылица спустилась с небес на ночное овсяное поле близ реки Обь. Лай собак на рассвете спугнул нежданную гостью, взметнувшись вверх по молодой сосне, она исчезла в небесах так же быстро, как и появилась, оставив на земле сломанную сосенку и застрявшую в ее расщелине небесную подкову.

Часть 1.

300 лет спустя, наши дни

Двадцатичетырехлетний красавчик-холостяк и заядлый охотник, корреспондент очень популярной газеты Новосибирской области Ярослав Русских мчался на отечественном внедорожнике (в народе называемым санитаркой) по Старому Московскому тракту близ деревни Умрева. Несколько отгулов как нельзя кстати, трехдневная весенняя охота закроется так же быстро, как и открылась. На капоте под правой рукой пищит нетерпеливая такса по кличке Котик. Прыгая по семизарядному карабину, она успевает обтявкать всех встречных пташек, разлетающихся в разные стороны от несущегося автомобиля. Плавно притормозив, наш герой свернул налево сразу за второй вышкой, он решил проехать до старого пруда, бывшего в семидесятые годы прошлого столетия центром теперь уже несуществующей деревушки Смоленка, жители которой давно осели в близлежащих населенных пунктах, оставив после себя остатки печей да заросли черемухи.
Притормозив у плотины, хозяин выпустил кобелька на землю, и тот тут же стал грызть старый пень, пытаясь залезть в норку полевой мыши. Внимание парня привлек широкий засохший след на глине близ воды.

– Не может быть… Медведь! Размер следа тянет на трехлетку. – Ярослав сфотографировал след камерой мобильного телефона и продолжил размышлять вслух: – Горят леса в соседнем крае, выгоняя зверя в места, где он отродясь не был. Что могло его здесь заинтересовать? Ах да, пяточки-карасики, единственные долгожители брошенной деревни. – Изучив направление следа, Ярослав понял: зверь двигается в сторону Оби.

– Котик, Котик! Домой!

Собака сразу примчалась с добычей – старым башмаком.

Вернувшись в Умреву, внук Ярослав заехал на могилки деда с бабушкой:

– Дед, Царство тебе Небесное! Ты прошел всю войну, был заядлым рыбаком и охотником! Помоги, помоги, как всегда! – А Котик уже мчался к машине с пустой пластиковой бутылкой. Дом в Умреве родственники деда продали. У внука остались веселые и грустные воспоминания о счастливо проведенном детстве на школьных каникулах… Бывшая соседка деда радостно встретила заехавшего к ним поздороваться парня. Хозяйка приветливо улыбнулась, протягивая кружку холодного молока.

– Небось, два метра роста в тебе уже?!

– Два метра и четыре сантиметра.

– Женишься-то когда? Давно пора детей нянчить, – укорила та, схватившись за больную спину.

– А нету на этом свете моей половинки, теть Тонь. Много ездил, везде побывал, а все девки однолики: скучно с ними… Мои жены – ружья заряжёны! Что в деревне-то новенького?

– Вчерась наши две местные коммерсантки за папоротником отправились, так сегодня сплетня пошла, якобы медведя напугались! Они в одну сторону, медведь в другую…

А такса уже вытаскивала из-под крыльца старый веник…

По дороге к историческому памятнику – Умревинскому Острогу на Оби – Ярик (так его звали родители) размышлял: все его расчеты верны: медведь идет за кордон. Успеет ли перехватить? Размышления молодого охотника прервал появившийся знакомый силуэт велосипедиста-рыбака.

– Здорово, Дементич! Клюет?

– Какой там клюет: водищи – во! – буркнул тот, указывая рукой поверх головы. – Пылищи-то сколько поднял! – чихнув, продолжил: — А ведь раньше ее не было. Как дорогу к Острогу проложили, так и началось: то пылюка, то грязнюка. А почему? Щебенку на дорогу засыпали, начальство на Остроге побывало, а как разъехались, так камешки и порастаскали. Вот глину теперь и перемешиваем, – возмущался рыбак. – Ты в своей газете все это и отпиши!

Солнце двигалось за Обь на левый берег. А Ярик, оставив таксу сторожить добро, продвигался с карабином за плечом сквозь густой труднопроходимый лес. Спертый запах дикого зверя то появлялся, то исчезал. Стоп! На старой обросшей ветками до самой земли сосне завис кусок шерсти, прилипший к смоле. Задрав голову вверх, молодой охотник с удивлением разглядывал уродливую рогатую сосну, в расщелине которой на его глазах исчез медведь! Не успев даже подумать, Ярик оказался в расщелине дерева. Косолапого нет?! Но куда он мог исчезнуть? А вот на месте его пропажи молодой человек обнаруживает в щели сверкающую необычным светом… подкову!

– И в чем прикол? Девять метров до земли! Это какая же лошадь так прыгает?! – Ярик нагнулся, потянувшись рукой к сверкающему предмету. В тот же миг телефон выпал, ударившись о подкову. На дисплее высветилось время: 17.07. Схватив другой рукой всю эту сияющую кучу, парень как-то странно оторвался от сосны и поплыл в дымке зеленого тумана… Голова кружилась. Сладкая тошнота перехватила горло…

Очнувшись, Ярослав поднялся с земли: за спиной карабин, телефон в правой руке исправен, и сам он, слава Богу, вроде тоже все цел. А вот и подкова: блестящая и, как оказалось, опасная. Подняв сучок и подцепив им подкову, парень задумался: что же с ней делать? Прикасаться к ней не стоит, и бросить такое чудо жалко. Раздумья были прерваны криком. Машинально сунув подкову в складку болотного сапога, парень ринулся на крик. Лес казался мелким. Внезапно перед ним открылась поляна. Мелькнуло испуганное девичье лицо, и беглый медведь впереди. Быстро вскинув ружье, наш герой прицелился в зверя.

– Не-е-ет! – девушка изо всех сил толкнула парня лукошком в бок. Парень оступился, ружье пальнуло по макушкам деревьев, эхом и карканьем ворон разносясь по округе. На поверженного Ярика сыпались хвойные иголки и… земляника?! Парень, прикрыв глаза рукой, из-под локтя с удивлением увидел маленький православный крестик, качающийся перед ним, и толстущую русую косу, щекочущую его по локтю и носу.

– Ну вот! Опять Тишу обидели! И так два дня, как уж пропал, а нам без него не можно! Он недругов спугивает.

– Что же ты кричишь, как резаная, если медведь прирученный? – буркнул Ярик, поднимаясь.

– Муравей за шиворот провалился и щиплется, окаянный!

– Давай посмотрю, — парень протянул руку, девчушка отпрянула. – Да не бойся, я же не кусаюсь, как твой муравей. Поясни мне лучше, где ты в мае землянику откопала?

Девчушка, прыгая на одной ноге и вытрясая муравья, поясняла:

– Ну, смешной ты – в мае, а в июле не хочешь?

– Шутишь? – наш внимательный корреспондент уставился на плетеные лапти из драной черемухи (тот же материал, из которого дед плел корзины), грубую льняную юбку и расшитую красными цветами рубаху.

– Вот те крест, — девушка перекрестилась, большущие глаза опустились вниз, прикрывшись густыми ресницами.

– Опять на Остроге концерт: песни, пляски, – осенило Ярика. – Отчего же я-то не в курсе?

– Ну, вот те песни. Слобода наша вся на покосе, а ты одет смешно: как лягушка – пятнами, – показывая рукой на камуфляжный костюм. – А сапоги твои – большущие, скороходы, что ли? – поинтересовалась девушка, двигаясь в сторону Острога.

– Болотоходы, – Ярослав рассмеялся, разглядывая девчушку и понимая, что чем-то она его зацепила. – Лет-то тебе сколько?

– Осьмнадцать. Не смею сказать… Обещай, что не будешь смеяться.

– Честное пионерское! – парень первый раз в своей жизни с таким интересом приглядывался к девушке.

– Непонятно говоришь, но я тебе поверю, потому что… — на щеках у девушки выступил румянец. – Я тебя во сне каждую ночь почти вижу, и кличут тебя Ярославом, а меня – Ярославной!

Ошеломленный Ярослав развернул девчушку, макушка которой с трудом доставала ему до плеча.

– Это что, в лесу скрытая камера?

– Вот те на! Скрываются здесь только татары. Мне уж в Слободу пора, задерживать тебя не смею.

Ярославна поклонилась, взмахнув лукошком, и побежала по протоптанной тропинке, мелькая то за одним кустом, то за другим.

– Погоди! Я провожу тебя! Вдруг опять с муравьем встретишься, – прокричал он в след, хлопая себя по штанине. – Чтоб тебя! Вот воистину, дожился: девичью юбку на карабин променял, за которым, кстати, надо поскорей вернуться. – Решительно развернувшись, Ярик побежал за оружием, при этом неосознанно думая о пушистых ресницах. Сердце как-то невпопад заколотилось и, поднимая карабин и забрасывая его на плечо, он понял, что готов всю жизнь бежать за этой девчонкой и смотреть в ее карие очи.

Девчушка опять закричала.

«Скорей всего, заигрывает со мной, — подумал уже влюбленный Ярик, — ну что ж, поиграем», — и бросился за нею следом.

Ему стало не до шуток, когда на открывшейся поляне заросший щетиной мужик скручивал веревкой его Ярославну. Размахнувшись, Ярик огрел прикладом непрошенного (как выяснилось позже) татарина по самому верхнему месту, которым оказалась совсем не голова. Тот взвизгнул, схватившись руками за больную часть тела. Воспользовавшись моментом, наш отважный рыцарь уже скручивал ему руки той же веревкой. Догадка осенила Ярика: исчезнувший медведь, зеленый туман, земляника в мае и явно настоящий чадский татарин.

– Какой сейчас год?

– 1707-й от рождества Христова, – девушка треснула пустой корзинкой непрошеного гостя по физиономии. – Как можно! Если я сиротка, так можно меня второй раз воровать!

– А кто первый спас? – в голове парня пронеслось: надо же год такой же, сколько времени было на телефоне, когда тот упал на подкову.

– Тиша, конечно. Его наш приказчик из томской тайги тоже сироткой привез трое годков назад. Вон нос-то мужичонке противному изувечил, а все мало!

– Как случилось, что ты сирота? – прокручивая в голове при этом просмотренные им фильмы о путешествиях во времени. Надо же, и с ним случилось такое!

– Пришлые мы, из-за Урала, тятенька от простуды слег еще в обозе, матушка за ним ухаживала и тоже померла, а меня выходили. Боярин наш, Алексей Кругляков, наш приказчик, сильно меня жалел, а сейчас замуж хотят отдать супротив моей воли за служивого.

– Милая моя, люб ли я тебе? – парень развернул девушку к себе. – Пойдешь ли ты за меня? Только из далеких мест я, назад пути не будет. Там все по-другому (интересно, а вернуться-то, как в кино, получится?).

– Я давно тебя дожидаюсь: как стал мне сниться по ночам, так и знала, что ты моя судьба. Люблю тебя по снам своим. Знала, что ты за мной придешь…
Влюбленные бросились друг другу в объятия. Связанный мужчина замычал с кляпом во рту.

– А с этим что делать?

– Вечером наши с покоса пойдут тропинкой и приведут его к приказчику. Пусть потом отдувается, куда меня дел, кто ему поверит!

– Ярославна, Славна, Слава моя, перед тем как уйдем, хоть одним глазком глянуть бы на археологическую достопримечательность.

– На что?

– На самый первый Острог, конечно же.

– Острог огорожен частоколом и крепко охраняется. А мы в Слободе живем, на краю. Домов столько, что пальцев не хватит, – объясняла та, ведя его по направлению к Оби.

Выйдя с краю от острога к воде, Ярослав удивился широте реки. Разлив такой, что острова и в помине нет. Бабы на берегу чистят стерлядь (мечта каждого рыбака), хмельные мужички посасывают из крынки, похоже, бражку. И теперь главное: Ярослав щелкнул камерой телефона – девушка от испуга крепко прижалась к нему, – у него теперь будет схема полного строения Умревинского Острога. Реакция на щелчок телефона последовала незамедлительно. Зеленый туман, провал и две обнявшиеся фигуры, мужская и женская, стоявшие на пригорке и наблюдающие уже другую картину: одинокую башню острога, часовню и большой могильный крест, зеленый-зеленый луг над кромкой высокого обрыва.

– Сейчас ты увидишь мою повозку. Не бойся, она большая и крытая, а едет без лошадей. В моем крае все по-другому. Привыкай, тебе понравится.
Ярослав взглянул на часы: 17.08. Все путешествие заняло одну минуту. Котик даже не успел соскучиться.

– А куда все делось? Где наша Слобода? Почему крест здесь стоит? Здесь рядом должен быть частокол и ров.

– Видишь ли, все разъехались по округе: ведь ты тоже уехала. Только у тебя это получилось на 300 лет вперед, – объяснял Ярослав, при этом три раза поцеловав девушку, хоть очень хотелось триста раз…

Позже, уплетая за обе щеки охотничьи сосиски, девушка отметила:

– А наши мясо только зимой едят, и красного такого я никогда не видела. И собака твоя длинная, ужо заяц и то короче будет! – Ярослава забавляли ее смешные речи. И, правда, кто же в те времена в продукты химию добавлял?! Засудили бы за отравление народа. Котику гостья понравилась, особенно лапти, запах которых он вынюхивал с громким хрюканьем. Кстати о лаптях: не мешало бы обновить наряд любимой.
Въехав в деревню, Ярослав первым делом подрулил к магазину. Прямо с порога, не подумав, ляпнул краснощекой пышнотелой женщине-продавщице:

– Свитер, майку, джинсы 44 размера, кроссовки вот такие,- размер указал, разводя большим и указательным пальцами.

Пока продавщица старательно подбирала товар, Ярик сообразил: какие джинсы? – Найдите, пожалуйста, еще юбку понаряднее, вон ту бандану и что-нибудь из нижнего белья. Носочки обязательно, – рассчитавшись с продавщицей, прихватил эскимо на палочке на сдачу.

Вернувшись, влюбленный молодой человек обнаружил свою красавицу спящей. Ярик оставил вещи и быстро портящийся продукт, взял на руки Котика и плащ с карабином и тихонько вышел из машины. На телефоне 19.19. А что если попробовать еще раз? Зайдя за магазин, наш исследователь старины оттопырил сапог и прислонил к сияющему чуду современную чудо-технику.

Ура! Получилось! Ярик сразу сообразил: Умрева в разгар гражданской смуты! Везде военные обозы. Ни тебе магазина, ни электрических столбов. Перед ним избы с некрашеными ставнями, крытые деревом вместо шифера крыши. Пока Ярик надевал плащ и карабин, Котик, выгулявшись, нес в зубах маленький предмет.

– Дай мне! – хозяин протянул руку, на ладонь упала слюнявая гильза. Повертев в руках, прочитал на шляпке: КОЛЧАКЪ. Вот те раз, точно такая же, как в детстве его отец выкопал на огороде. Любопытному сыну вдруг так захотелось посмотреть на то родное место. С самого детства он знал, что дом его деда и отца был построен в 1856 году. Долгое время в семье хранилась купчая с гербом.

– Котик, пойдем! – с трудом двигаясь в правильном направлении, чтобы зайти с обратной стороны усадьбы, он все-таки нашел дом предков: – Красавец! Почти как новенький! Только окна поменьше, крыша приплющенная, да крыльцо побольше.

Спрятавшись за углом бани по-черному, стоявшей в двухстах метрах от дома, стал наблюдать: большегрудая молодая женщина что-то рассказывала разливающим самогон служивым, показывая рукой в противоположную сторону. Колчаковцы (а это были именно они) поддакивали и с интересом вглядывались вдаль, при этом мужик тучного телосложения воровал из самого дальнего обоза винтовки. Через минуту, тяжело дыша, он закапывал их в землю за углом почти у самых ног Ярика.

Черты лица показались знакомы…

– Прокопий! А мы тебя заждались! – донесся очаровательный голос хозяйки. Прокопий, вытерев пот рукавом, поплелся к веселой компании.

– Ба, да дед-то у меня Прокопьевич. Надо же, прадеда своего встретил, а прабабка-то какая клевая. – Котик тем временем активно разрывал тайник: три винтовки и небольшой кованый сундук с двуглавым орлом. Приоткрыв его, Ярик обалдел: тот доверху забит патронами. Знакомая надпись КОЛЧАКЪ – последнее, что увидел

Ярик, закрывая сундук.

– Нельзя, Котик! Нельзя! Через 50 лет мой отец еще школьником будет выкапывать эти трофеи вместе с картошкой, разбросанные плугом по огороду.

– Ах ты, жирная морда! Патроны вздумал красть! – колчаковец скрутил Прокопию руки, вытряхивая из карманов содержимое. Двое других поволокли несчастного к оврагу, взбрасывая на ходу винтовки. Баба тащилась по земле, обхватив руками сапог военного.

– По-ща-ди-те! – но, получив каблуком в подбородок, тут же обмякла и умолкла, тихонько всхлипывая.

Такого Ярик больше терпеть не мог. Его прародственники на волосок от смерти! Может прерваться род. Моментально сообразив, парень поменял патрон в карабине, стрельнул и над темнеющим оврагом взорвались современные разноцветные петарды. Стрелять в людей, и тем более на поражение, наш Ярослав Валерьевич не мог. Расчет оказался правильным: упавшие на колени люди молились небесам и каялись все в своих необдуманных поступках. Неожиданно чем-то горячим обожгло плечо. Котик, карабкаясь по плечу в страхе от увиденного, зацепился коготком за телефон – щелк – и стоят они посреди огорода такого родного когда-то дома, только вот бани здесь как будто и не бывало.

Ярослав поспешил к своей возлюбленной. В этот раз на путешествие во времени ушло 17 минут, а подкова заметно потемнела. Дивчина встретила его во всей красе: юбка поверх джинсов, тонкий стан в свитере и бандана, завязанная хвостиками вперед на голове.

– Ты, моя красавица! – ахнул Ярослав, помогая девушке завязывать кроссовки. – А какие бусы у тебя красивые!

– Я их сама из белой глины слепила! И тоже умею молоко морозить зимой в крынке, – похвасталась та. – А весной, летом-то как? – Ярославна доедала капающее мороженое.

– Люди научились держать снег и холод в белом ящике, ты увидишь много удивительных вещей. – Ярик достал плеер с наушниками, которые протянул к ее очаровательным ушкам. – Сейчас ты услышишь новые песни…

– Что ты вставляешь мне в уши трубочки?! – Ярославна отдернула его руки. – Я что, глухая?

Парень улыбнулся сквозь боль в плече.

– Кровь?! Дай-ка я посмотрю! – Девушка деловито оголила плечо. – Кто же тебя так?

– Бандитская пуля, – попытался пошутить тот.

Ярославна провела рукой поверх раны:

– Пули в тебе нету, сейчас заживет!

Ярослав с удивлением обнаружил под ее рукой почти затянувшуюся рану.

– Да ты у меня волшебница! Еще что умеешь?

– С Божьей помощью, молюсь, ежели у кого живот крутит, али голова болит…

– Да… — бывший больной прижал любимую к себе. – Раньше экстрасенсов только по телевизору видел…

– Опять непонятно говоришь.

А нашему путешественнику пришла в голову озорная мысль.

– Хочешь меня маленького увидеть?

– Как во сне?

– Да, только наяву.

Ярослав по понятным причинам не мог установить часы на 1997-й. Подойдя с девушкой опять к бывшему родовому имению и спрятавшись на косогоре, он решил отправить пустую СМСку на номер 1997, положив телефон за голенище и прижав девушку к себе, нажал на кнопку, отправив сообщение… В рассеянном зеленом тумане он увидел… деда! Живого деда! Тот помогал смуглому подростку вскарабкаться на лошадь.

– Да это же я! Во даю!

– Какой худенький!

Две маленькие озорные девчонки гоняли вокруг полянки собаку – ягдтерьера. Или она их гоняла?

– А-а-а, это мои двоюродные сестренки, я тебя с ними познакомлю, со взрослыми, когда вернемся.

Из ворот вышла женщина с удочками.

– Во, родная тетка опять на рыбалку собралась, – почему-то Ярик даже не удивился. Диалог влюбленных был прерван маленьким всадником, направляющимся в их сторону. Ярослав, стараясь быть незамеченным самим собой, спрятался в черемухе, Ярославна же, наоборот, выскочила вперед, стараясь получше разглядеть хлопчика.

– Брат! – обратилась она к мальчику, схватившись рукой за уздечку. – Наши в деревне есть?

Маленький Ярослав опешил – опять цыгане в деревне? И немудрено в таком наряде мальчику за цыганку принять нашу Ярославну. Резким движением тот развернул лошадь в обратную сторону, а вслед донеслось:

– Ждет тебя жизнь с приключениями, любовь свою встретишь на лесной дорожке, вспомнишь меня еще…

Наш взрослый Ярослав выскочил из дебрей черемухи, а ведь вспомнил, сейчас вспомнил, что именно такую смешно одетую «цыганку» повстречал он в тот вечер детства.

– Девочка моя, цыганочка, судьба моя, нам пора!

Телефон почти разрядился. Ярослав обнял тонюсенькую девушку, при этом второй рукой совершил путешествие во времени в последний раз. Увы, при возвращении чудо-подкова совсем изменилась и превратилась в старую ржавую подкову. Подойдя к дому предков, он повесил ее на ворота – на счастье! И наши влюбленные фигурки двинулись по проулку, разрезая собой вечернее стадо коров.

– Ярик, молочка? – добродушная бывшая соседка поманила того к себе. – Кто это с тобой?

– Это – моя невеста, Ярославна! – наш жених с гордостью представил свою любовь.

– Во как! А три часа назад я слышала другое, – проговорила та, протягивая трехлитровую банку парного молока.

– Спасибо! – Ярославна, подержав женщину за руку, поклонилась.

Та, почувствовав облегчение в спине, удивилась: надо же, поговоришь с хорошими людьми, и легче станет на душе и в теле.

А Котик, не дождавшись своих хозяев, уснул на капоте, развалившись на спине во всю свою мужскую красоту.

Заехав на могилу деда, Ярослав дал салют из карабина оставшимися патронами, потому что было это накануне светлого праздника – 9 Мая.

– С Днем Победы, дед! – воткнув гильзы в могильный холмик, подумал: надо бы и на работу заехать.

Уже в редакции предъявил сотрудникам снимок застроенного Умревинского Острога. Там, по понятным причинам, не поверили:

– Это Саянский Острог на Среднем Енисее. На охоту, что ли, туда смотался?

Через два месяца наши молодожены принимали поздравления от многочисленных родственников:

– Ярославна Сицко, мы принимаем тебя в нашу семью. Отныне ты Ярославна Русских!

А Котик, вынырнув из-под стола, поздравил молодых обшитой золотом светящейся уздечкой…

В ночном небе над деревней Умрева кружилась неземная кобылица. Только приземлиться ей было некуда, потому что поля заросли молодыми сосенками, и овес тут давно уже не сеют…

Часть 2

2014 год. Прошло чуть более пяти месяцев после закрытия Зимней Олимпиады в Сочи, кстати, спортивное золото в внушительном количестве осталось на Родине!
И еще одно не менее важное событие произошло в Сибири: открылся полностью достроенный археологический памятник – Умревинский Острог. По иронии судьбы, первый, основанный в начале века в Новосибирской области острог, был восстановлен последним…

Ярослав Валерьевич Русских, 29 лет, смотритель-управляющий Умревинского Острога, мчался к месту работы из дома от деревни Умрева по новенькой, только что заасфальтированной дороге. Рядом по полевой дорожке несколько подростков скакали на жеребцах, видимо, искупнуться к реке Оби. Многие молодые семьи в деревне после кризиса 2009 года (кстати, который к концу 2010 года практически рассеялся) предпочли стареньким автомобилям один из древнейших видов транспорта – лошадь.

По обеим сторонам дороги зеленели, уходя к горизонту и радуя глаз, овсяные поля. Встречные спортивного телосложения велосипедисты-рыбаки улыбались ему и, кивая, здоровались. В ответ пронзительный гудок автомобиля разносился по округе. Последние годы жизнь в деревне Умрева бьет ключом. Благодаря вновь восстановленному Острогу появились новые рабочие места: открыта новенькая пристань, паром которой трудится с утра до вечера, перевозя многочисленных туристов и всех желающих на Умревинский остров. Уровень воды в это время года спадает, обнажая на острове горячие песчаные озерца. Они-то и привлекают сюда нескончаемый поток отдыхающих. Предлагаемый сервис оставляет у них в душе приятные воспоминания. Автобус маршрутом Новосибирск – Умревинский Острог и обратно, отправляется 3 раза в день. Слобода, восстановленная вокруг частокола со рвом на Остроге, насчитывает 56 домиков для гостей. А гости здесь в последнее время бывают и заморские. Не хватает только высококвалифицированного переводчика-гида. По видео-трубе наш герой связался с самой младшей кузиной.

– Привет, сестренка! – на дисплее высветилось приветливое личико.

– Привет, Ярик! Как ты?

– Нормально, Лина. Не хочешь вернуться на родину предков? Предлагаю поработать у меня гидом, иностранцы хотят знать нашу историю.

– Я подумаю…

– Думай скорей. Кстати, твои предки здесь рыбачат!

– Знаю, привет родителям… — изображение неожиданно прервалось. – Да, на дворе 2014 год, а связь по-прежнему как в 2010!

Рабочий кабинет Ярослава Валерьевича расположился в одном из строений. Раздавая многочисленные распоряжения подчиненным: гувернанткам, стрельцам-охранникам, повару, официантам и другому персоналу, он вспоминал, с каким трудом ему досталось это место: сначала обивал пороги высокопоставленных чиновников, доказывая, что первый острог в Новосибирской области имеет право на полноценное существование. Потом сам нашел спонсоров на его восстановление. Он должен был это сделать в память о Ярославне…

Глядя на лапти трехсотлетней давности, висевшие на стене – единственное, что осталось от Ярославны, он в который раз вспоминал тот злополучный четвертый день после свадьбы: распаковывая вещи, здесь на Остроге, в свадебном путешествии молодая жена схватила золотом сверкающую уздечку и помчалась примерить ее на лошаденку, мирно пасущуюся уже на желтеющем лугу. Ярослав с восторгом любовался красавицей женой, когда та накинула уздечку на спокойное животное. В зеленом рассеянном тумане через миг он увидел испуганно отпрыгнувшую лошадь, а его Ярославна исчезла вместе со злосчастной упряжью.

– Не-е-ет! Не исчезай! Не оставляй меня! – Ярослав бил кулаками о землю в том месте, где только что исчезла супруга. – Вернись! Вернись! Как жить мне без тебя, моя любимая Ярославна?!

В ответ услышал он только собственное эхо и карканье взлетающих с деревьев ворон…. С тех пор Ярослав надеется, что та вот-вот появится. И это длится уже 5 лет… Теперь моему читателю стало понятно, почему несчастному Ярославу важно находиться именно здесь каждый день. Безутешный муж постоянно мыслями обращается к своей половинке: «Где ты, любовь моя? Почему не можешь возвратиться? А может, ты забыла меня, и я тебе больше не нужен?»…

В этот год ему удалось выкупить родительский дом, так сказать родовое гнездо, выставленное на продажу прежними жильцами. Ярослав воспринял это событие за хороший знак. И все последующее свободное время занимался ремонтом, надеясь все-таки когда-нибудь привести сюда свою Ярославну.

Такса по кличке Котик зализывала старые боевые раны, лежа на подушке. Последнее время его интересовали только низко летящие самолеты. Громким ворчанием и тявканьем она прогоняла их подальше от деревни. Соседи же радовались появлению Ярика – молодое поколение возвращается к родовым истокам.

Разбирая в очередной раз старые вещи на чердаке, Ярик обнаружил старинную треснутую стеклянную рамку с черно-белыми фотографиями. Стерев рукавом пыль с одного из снимков, узнал свою еще молоденькую незамужнюю бабушку Полину среди других девчонок в белых косынках, скорее вспомнил, что видел это фото в детстве. Родители рассказывали, что бабушка в военные годы училась на медсестру на трехмесячных курсах и должна была отправиться на фронт. Слез с чердака, чтобы получше разглядеть девчонок военного времени, напрягая свою память дальше. Семейную историю, что его прабабушка Ярина Родионовна не пустила семнадцатилетнюю дочь Полину на войну, знали все родственники. Прабабушка плакала днями в военкомате и умоляла военных начальников оставить старшую дочь помогать поднимать младшеньких детей:

– Мужа под Ленинградом убили фашисты проклятые, двух сыновей на войну отправила, не забирайте и дочь! Единственная кормилица в семье!

И выплакала, отстояла: оставили Полинку матери. Курсы медсестер она так и не закончила. Ждала ее тяжелая работа в тылу, как и всех в то трудное военное время.
Разглядывая фотографию уже при свете яркого дня, Ярик вдруг схватился за сердце: пронзила боль. Поплыли круги перед глазами… Осел на ступеньки крыльца, впившись глазами в стоявшую на фото рядом с молодой бабушкой девушку – копия нго Ярославны!

– Нет! Не может этого быть!

Он вытащил снимок из рамки и прочитал на обратной стороне: «Ояшинские курсы медсестер». Буквы расплывались, фамилии девчонок читались с трудом. Рядом с девичьей фамилией бабушки Полины он прочитал «Слава Русских»… Пальцы Ярослава задрожали:

– Что же ты наделала, моя девочка?! Что же с тобой случилось?! С трудом разглядел дату: 1942 год…

На следующий день он решил показать снимок родной вечно рыбачившей тетке:

– Привет, тетенька! Что ты знаешь об этой фотографии?

– Мама! – тетка со слезами гладила родное лицо на фото. – А у меня переписка ее хранится с фронта: дневники бабушки мы с твоим папкой сожгли нечаянно, а письма я оставила, – всхлипывала та, оставив удочку в стороне. – Поехали в деревню, сейчас все найду! – решительно предложила тетка – она предпочитала делать все сразу и быстро. Летом она со своей второй половинкой живет в родительском доме мужа все в той же родной Умреве.

– Вот, уговариваю вашу Линку ко мне на Острог гидом, – проговорил Ярик, пропуская тетку вперед в дом.

– Дело хорошее, но она же девчонка городская – вряд ли согласится, – тетка сдула пыль с платка, в который был завернут старый альбом. Полистав его, протянула племяннику драгоценный сверток писем, перевязанный тесемочкой: – Держи… Линку-то нашу назвали в честь бабушки Полины….

Долго не мог Ярослав решиться развязать письма. Наконец, отважился уже поздно вечером. Развернув старый потертый желтый листок, прочёл: «Здравствуй, дорогая моя подружка Поля! Привет с фронта! Читать я уже научилась, а пишу еще плохо, поэтому пишет тебе один из раненых, за которым я ухаживаю. Работаю я в передвижном госпитале, у меня все хорошо: больных и работы много, но я ни о чем не жалею – только о том, что тебя мама с нами не отпустила. Вот побьем врага и вернемся домой!

Жду ответа, как соловей лета.

Твоя верная подружка Славка Русских. 1943 год».

А ниже приписка:

«Привет, землячка Поля, это я тебе письмо пишу: у твоей подружки золотые руки, всех выходила, вот и меня на ноги уже почти поставила. Доброе сердце у нее – всем поможет, рассмеется, и всем сразу легче становится. Жаль только, говорит, что замужняя жена она, а может, ты мне письмецо отпишешь? Буду ждать с большой надеждой.

Рядовой снайпер – Никита».

Ярослав старательно пытался разглядеть адрес, с трудом разобрал затертые буквы: Второй Белорусский Фронт, а дальше буквы пропадают. Слезы радости капали на листок:

– Нашел, наконец-то, нашел! Как же вернуть тебя, дорогая моя женушка? – С большой надеждой начал читать письмо второе. Почерк был неровный:
«Привет с фронта подруге Поле! Уже сама тебе письмо отписываю! И читать и писать научилась!»

Из складки письма выглядывала крохотная фотография. Его Ярославна! Осунулась, одни глазищи из-под косынки, смотрит на него с такой любовью.
«Высылаю тебе фото, и ты мне свое вышли. Радуюсь, что ты Никите пишешь – он храбрый боец, уже бьет врага на поле боя. Молодец, что в тылу тоже помогаешь беженцам и раненым. Теперь нескоро тебе отпишу: меня на время отправляют в тыл… Бог даст, когда-нибудь свидимся.
С низким поклоном, подруга твоя Слава. 1943 год».

Поцеловав фото, Ярослав спрятал его в нагрудный карман. Три последующих письма были от Никиты. Как уже понял догадливый читатель – это был дед Ярослава, писавший письма своей будущей жене Полине. Выходит, Ярославна их познакомила?! Письма деда были не менее интересны, но в данный момент не так для него важны.

Последнее письмо от Ярославны:
«Адрес: Второй Белорусский Фронт. Передвижной госпиталь. Слава Русских.
Дорогая моя Поленька! Извини, что так долго не писала. Рада, что вы с Никитой поженитесь. Мне тоже надо найти здесь на войне одного очень любимого мной человека. Никого дороже и родней него здесь у меня нету. Я потеряла его и теперь очень страдаю. Война скоро кончится, свидимся ли, не знаю. Обещай, что одного из внуков своих назовешь в память обо мне – Ярославом!
Прощай, милая Поля!
Апрель. 1945 год».

Волосы Ярослава встали дыбом. Что же выходит, что его назвали в честь собственной жены? Бывает же такое! И что это за любимый человек на войне?.. Так вот почему она не вернулась!
За окном рассветало. Ярик метался по комнате:

– Предательница! Я ее больше столько лет прождал, больше, чем длилась война! Как она могла со мной так поступить?

Больше интересоваться судьбой жены он не собирался. У него есть дела поважнее. Кстати, давно собирался заняться родником с северной стороны деревни. Ключики бьют з земли фонтаном так, что глаз не отведешь! Недавно пришло заключение из лаборатории, сделанное землячкой: вода полезная, лечебная. Много в ней минералов всяких. Надо бы огородить эпицентр родника, чтобы скотина там не лазила. Пусть пьют воду и делают свои дела ниже по косогору.

На следующий день, вооружившись лопатой, решил сам выкопать четыре ямки под столбики под забор. Хоть и являлся наш герой управляющим, но крестьянской работы не стеснялся, и была она ему по душе. Отметил расстояние примерно 4х5 метра, помощники должны были вот-вот подъехать. А пока он каждым ударом лопаты старался выбить из своего сердца Ярославну. От очередного удара та зазвенела и сломалась. Неистово разгребая руками землю, Ярослав обнаружил… скобу. Потянул черенком, и на поверхности появился небольшой наполовину сгнивший.сундучок. Ба, точно такой он уже видел в 1919 году! Черенок сорвался, сундук ударился о косогор, покатился вниз, открылся и, наконец, остановился, застряв в ямке от следа копыта. Парень застыл как вкопанный.

Из развалившегося сундука выкатывались, блестя на солнце, золотые монеты…

– Что же везли Колчаковцы в обозах по Старому Московскому тракту? Неужели это и есть часть потерянного золота Колчака?…

Как и полагается, клад был сдан государству. На полученную премию Ярик решил восстановить пруд в родной деревне. Когда он был еще мальчишкой, какие огромные щуки да караси здесь водились! А пруд односельчанам очень нужен. В свое время был он и кормильцем, и поильцем. За 20 лет запустения зарос он по самые уши. Односельчане легки на подъем, вместе можно не одну гору свернуть… а вернее, пруд! Грандиозные планы! Грандиозные задумки! В деревне у воды можно разбить и зону отдыха.

Когда ходил по зеленому лугу вокруг Острога, в мыслях Ярослав был там – на деревенском пруду. Вдруг он застыл. Метрах в тридцати от него из ниоткуда возникла хрупкая женская фигурка в гимнастерке с Орденом Славы на груди, тащившая упиравшегося медведя за старую облезшую с позолотой уздечку. Мальчуган дошкольного возраста в матроске нарезал вокруг них круги, играя с золотым конским волосом. Женщина отчитывала его:

– Не за этим я тебя три года по детским домам искала, чтоб ты опять, Фомка, потерялся! — А увидев впереди долгожданного мужа, остановилась. — С Тишей ты уже знаком, – счастливым голосом обратилась она к супругу, — я не могла его там оставить… Сынок, смотри – это твой папка!

Ярослав опустился на колени. К нему приближалась коротко остриженная, единственная любимая во всей Вселенной, теперь и мать его сына, женщина – его Ярославна!

Часть 3. Заключительная.

Прошло еще два года. Приказчик Умревинского Острога после очередного дня рождения восстановленного археологического памятника, проводив очередную группу иностранных туристов в сопровождении гида Лины в Новосибирск, жарким летним вечером стоял у главной башни. Он изрядно подустал, отвечая на вопросы отечественных и зарубежных телевизионщиков.

– Добрый вечер, Ярослав Валерьевич! Каким образом здесь, на реке Обь, Вам удалось восстановить Острог? – протянулась первая рука с микрофоном.
– Здравствуйте коллеги! Вы преувеличиваете мои возможности. Наш Острог был восстановлен благодаря усилиям сотни людей, неравнодушных к его дальнейшей судьбе. За что всем им огромное спасибо!

– Ска-жи-те, господьин Русс, — мужской голос с иностранным акцентом тщательно старался выговаривать слова по слогам, – это правда, что по указу руззкого тцаря

Петра Великого в 1703 году стро-ительством Умревинского Острога бьило прорубльено «окньо в Азьию»?

– Мне не хотелось бы пугать Запад сибирскими острогами. Но именно с воздвижением этой башни по приказу Петра I началось дальнейшее освоение Сибири. Одновременно со строительством города Санкт-Петербурга в 1703 году был заложен самый южный русский форпост в Сибири, на месте которого все мы сейчас находимся, – с гордостью рассказывал Ярослав. – Пусть славится во всем мире это уникальное место именно как «окно» в Азию.

Раздались аплодисменты.

– Кстати, как насчет уникального места? Я представляю одну из центральных программ о здоровье на нашем телевидении. Проясните, пожалуйста, правда ли, что на этом месте находится целебный источник?

– Родник, действительно, существует. А насколько он целебный, судить не мне. Об этом вы можете расспросить мою родственницу. Она как раз здесь на «Бойце», – Ярослав указал рукой вниз на крутой берег реки, – занимается своим любимым делом – рыболовством. Раньше у нее болела спина…

– А как Вы собираетесь потратить сумму вознаграждения за найденный Вами клад у этого источника? – протянулась рука с диктофоном.

– Об этом я неоднократно упоминал и повторяю еще раз: средства вложены в восстановление пруда в родном моем селе. Все вы наверняка обратили внимание, проезжая по деревне Умреве, на новый мост посреди населенного пункта через речку с одноименным названием. Это заслуга руководителей Новосибирской области и района. Спасибо и строителям за прекрасный подарок нашим жителям! Дальнейшее благоустройство водоема мы продолжим самостоятельно, работа уже началась, идет вырубка зарослей. Все мы надеемся в скором будущем иметь такой же богатый рыбой пруд, каким он был в конце прошлого века. Приезжайте к нам на рыбалку, убедитесь сами!

– Спасибо за приглашение! Как только – так сразу. А что Вы можете рассказать о прохождении в поселке Умрева в 1918 году частей войск адмирала Колчака? – на длинном приспособлении через всю толпу протянулся микрофон с эмблемой Центрального телевидения.

– Личным свидетелем не был. (А вот тут наш герой слукавил.) Я родился через семьдесят с лишним лет после упомянутых событий. Но из рассказов долгожителей тех мест известно, что с юго-восточной стороны деревни сразу через речку вверх по косогору находятся заросшие колчаковские окопы. Длительное время готовились они держать здесь оборону против красных. Подробности неизвестны. Только Колчаковцы отступили на восток по Старому Московскому тракту с многочисленными обозами. Я думаю, после нашей пресс-конференции найдутся желающие лично исследовать места тех боевых действий.

– Издательство о животных. Возвращаясь к Острогу, скажите, как Вам удается прокормить такого большого медведя?

– Ну, начнем с того, что наш подопечный Тиша прибился к нам несколько лет назад во время пожара в соседней тайге. Сейчас он ручной. Для него построен раздольный вольер, как вы успели, наверное, заметить, — Ярослав увлек всех любопытных за собой, наглядно демонстрируя сказанное, – проблемы с кормом нет. – Ярослав кинул несколько крупных рыбешек в тазик косолапому. — Рыбаки наперебой балуют его своими уловами. Да и наш повар постоянно следит, чтобы в медвежьем рационе было свежее мясо!

– А зимой?

– А зимой медведи спят!

Веселый смех разнесся по толпе.

– Расскажите, какой породы ваша охотничья собака?

– У меня две собаки норной породы. Это кобель-такса по кличке Котик и его черно-подпалая внучка по кличке Щука.

– Бачи нам лучше, почто красавицу дружину от нас прячешь? – язвительно произнес вопрос представитель явно ближнего зарубежья. Глаза Ярика сверкнули ярким лучиком.

– Ошибочка у вас, господин хороший. Разрешите сообщить вам радостную новость: в нашем полку прибыло. На днях я стал отцом, кроме сына Фомки, еще и двух очаровательных дочек-близняшек: Дарины и Кристины.

Вместе с оглушительными аплодисментами разнеслось по кругу: «Поздравляем!»

– Monsieur, а где вы держите машину времени? – над острогом нависла неестественная тишина.

– Я?! – сердце Ярослава екнуло. – Месье шутит! У каждого русского машина времени в голове.

– Нисколько! Где пропадала ваша жена четыре года?

– Я не собираюсь обсуждать с вами свою личную жизнь, – чтобы не выдать нахлынувшего на него волнения, сказал как можно ровнее: – Ярославна ухаживала за престарелой родственницей на Кубани.

– Четыре года?

– Да хоть бы и десять лет!

– И все-таки, Вы ведь путешествовали во времени? – француз был очень настойчив.

– А если мой ответ будет положительным? Кто мне поверит, что моя жена, допустим, родилась 300 лет назад, сын – в Великую Отечественную войну, ну а я, последний из них, в конце двадцатого века?! Не кажется ли вам, что мое место – вместе с кучкой Наполеонов в палате номер семь? – легкий смешок раскрепостил обстановку. Затем Ярослав напомнил: – Если нет доказательств обратного, то и обратное – недоказуемо! — что сказал и сам не понял, но ответом остался доволен. – Прошу всех на ужин! Хорошая у нас есть пословица: соловья баснями не кормят.

И наш приказчик-управляющий проводил всех к вечерней трапезе и, извинившись, откланялся, сказав, что спешит к жене и малышкам-дочкам.

Где-то за Уралом. День спустя. В секретном отделе одной солидной организации состоялся разговор двух очень больших начальников.
– Новости смотрел?

– Так точно!

– Что там с Умревинским Острогом в Сибири? Приборы зафиксировали утечку группы V Х. Разберитесь на месте. Если будет найден проводник – сообщите.

– К исполнению приступим немедленно.

На следующий день в одном из аэропортов Новосибирска приземлился специальный рейс.

По привычке проводить выходные вместе счастливая многодетная семья Русских отправилась на прогулку. Встречные односельчане радостно здоровались, поздравляли молодую семью с пополнением. Подросший и собирающийся этой осенью в школу Фомка бегал наперегонки с таксами, то кидая им, то отнимая у них мячик. С соседней улицы наперерез выбежала расстроенная чем-то женщина.

– Здравствуйте, с пополненьицем вас! Ярославна, я к тебе. Посоветуй, что делать. Мой-то загулял, почти вторую неделю носа домой не кажет. Али завел себе кого. Обыскалась я его, и не первый раз ведь, гад такой, убегает, – женщина терла нос кончиком головного цветного платка. – А ведь сколько годков вместе прожили душа в душу, наглядеться не могли, – и слезы градом катились за рукав.

Ярославна остановилась поговорить с женщиной.

– Если любите друг друга крепко, да неужто не вернется?! А как домой ногой он шасть, так ты земельку собери, где сапог его стоял, да посади цветок в горшочек. Как цветочек приживется, так и муж твой дома тоже приживется.

– Спасибо, милая. Дай Бог здоровьица!

– Расскажете потом, как поживаете, – вслед уходящей женщине шепнула Ярославна.

Подходя к мосту через речку Умревушку, Ярослав лишний раз проверил рукой золотой волос, прижимая пальцами его в кармане рубашки: на месте ли. На днях он забрал его из сейфа после конференции, решив, что надежнее будет держать его при себе. С улыбкой вспомнил он о том, сколько всего проделал он с этим чудом за последние два года, пытаясь испытать хотя бы еще раз волнительное путешествие в прошлое: заплетал его в конскую гриву, надевал себе на голову, обматывал вокруг руки и подкидывал его в верх, прыгал по нему, топчась ногами, и даже стучал по нему молотком – всё тщетно. Время не менялось назад даже на секунду. И теперь главной целью Ярослава стало не дать попасть волосу в другие руки. Думы его были прерваны мелодичным голосом жены у вдоль речушки. Склонившись над детской двухместной коляской, Ярославна пела:

Ой, плыла лебедушка по быстрой воде,
Малых детушек кликала поскорей к себе:
Крошки мои, доченьки, баюшки-баю,
А сыночек птенчик во чужом краю…

Очаровательный голос не мог не привлечь внимания мужчины, удившего пескариков для наживки уже на более крупную рыбу. Ярослав ничего особенного в рыбаке не заметил, а тот, напротив, очень внимательно наблюдал за каждым движением семьи. Молодой отец склонился над коляской, прикрывая сеткой личики дочек от мошек, и в этот самый момент золотой конский волос выскользнул из кармана и, подхваченный ветром, полетел вниз, приближаясь к воде. Пронырливый Фомка, играющий под мостом с собаками, схватил его, когда тот уже коснулся воды, и в тот же самый миг мальчик, окутанный зеленым туманом, ушел под воду.

1988 год. Умревинская детвора, весело резвясь, плюхалась в воде широкого красивого пруда. Одиннадцатилетняя девочка, отделившись от основной группы, с ловкостью дельфина двигалась по воде в сторону моста. Неожиданно появившийся перед ней из воды барахтающийся мальчуган напугал девчушку, но в следующий миг, поняв, что малыш тонет, резкими движениями она настигла утопающего и, схватив его за ворот одежды, потянула к берегу. Мальчик ударил по воде со всего размаху кулаком. Блестящая полоска осветила глаза юной спасительницы. Зеленая пелена стояла перед глазами, когда она все-таки вытащила его на берег…

2016 год. Ярослав бросился вслед за сыном в надежде предотвратить неизбежное. Побледневшая Ярославна, вцепившись в детскую коляску, боясь напугать дочек криком, и смотрела вниз в оцепенении. Вот муж из воды выхватил девочку в купальнике, затем в мокрой одежде живого сына!

– Папа, я тонул, а она меня спасла! И волосок – вот он, я его не отпустил.

Онемевший от радости отец прижимал к груди маленького и такого большого сына. Слезы радости Ярославны стекали по щекам.

– Сынок, – промолвила она, – как ты меня напугал!

На миг остановилось сердце у Ярослава, когда он узнал девочку и все понял. Фомка успел за этот короткий миг совершить временной прыжок. Перед ним стояла его старшая двоюродная сестра Алиса из его детства. А ведь в настоящее время ей за тридцать. И она вместе со своей маленькой дочуркой собирает клубнику в саду его дома. Оставив на зеленом лугу коляску, Ярославна спустилась вниз, протягивая девочке тряпичную куклу.

– Спасибо что спасла нашего сына! – Ярославна прижала девочку к себе. Муж тихонько шепнул ей на ухо:– Она оттуда… Ей надо немедленно вернуться назад.

Молодая женщина все поняла, хотя и не знала, откуда именно. В этот миг Ярослава осенило: все, больше так нельзя! С путешествиями пора завязывать. Сколько родных людей он мог потерять уже не раз. А Алису пора отправить домой, пока та не начала задавать лишних вопросов.

– Какая леска золотая! Я такой раньше никогда не видела! – девочка провела по волоску пальчиком.

– Давай-ка хорошенько ее прополоскаем, – обратился Ярослав к Алисе. – Держись за один конец, а я за другой. – Девчушка с золотым волосом опустила руку в воду и исчезла в зеленом тумане. Ярослав что есть силы дернул за другой конец волоса. Вышло! И на этот раз повезло, но где гарантия, что так будет каждый раз? Чтобы убедиться, что все прошло гладко, семья поспешила домой.

– Тетя Алиса, тетя Алиса, я тонул, а девочка в зеленом купальнике меня спасла! – встретившая их побледневшая женщина теребила в руке тряпичную куклу, пристально вглядываясь в лица вошедших.

– Да как же такое возможно? – вопрос был вполне ожидаемым.

– Поверь, сестренка, люди не знают ответы на все вопросы, – погладил брат старшую сестру по голове.

«Рыбак», ловивший пескарей, отправил сообщение в центр: аномалия подтверждена; проводник V Х – найден; приступаю к ликвидации.

На следующий день Ярослав с группой туристов на прогулочном катере отправился вниз по реке в шестичасовой круиз. В самом глубоком месте реки он собирался утопить волос, тем самым отправив его в путешествие в один конец. При отправлении катера последними на борт поднялись двое мужчин в штатском с маленьким черным чемоданом. Назад с прогулки катер вернулся без одного пассажира.

Через неделю группой рабочих в спецодежде был установлен якобы деревянный полосатый дорожный столб вблизи Умревинского Острога. В центр полетела шифровка: проводник уничтожен; любая аномалия в районе Умревинского Острога больше невозможна.

Слезы Ярославны не просыхали уже три месяца. Включая телевизор каждый раз, когда шла программа по поиску людей, внимательно вглядывалась в лица. Знакомый голос ведущей произнес: «Здравствуйте, у нас есть новый видеоматериал из города Надыма, посмотрите, пожалуйста. Молодой человек не помнит, кто он и откуда. Обнаружили его моряки рядом с городским портом. Сейчас молодой человек находится в больнице и надеется, что родные и близкие его узнают. Никаких документов при нем нет».

На Ярославну с экрана смотрело исхудавшее лицо и такие родные-родные глаза.
«Нашла, нашла, все-таки я тебя нашла, любимый!»

*
От Автора. На настоящий момент ОСТРОГ НЕ ВОССТАНОВЛЕН.

Почему же так устроен мир, что только настоящее чудо поможет нам восстановить археологический памятник Умревинский Острог, проложить к нему настоящую дорогу, поднять сельское хозяйство на должный уровень и воплотить мечты Умревинцев в жизнь – пруд в деревне, где рыбы видимо-невидимо, и у каждого будет возможность поймать свою золотую рыбку!

Ираида Трова
2009-2010 г.

Метки: , , ,

Добавьте свою Статью

Чтобы оставлять комментарии Вы должны быть зарегистрированы Войти



Уважаемый читатель!
Нас не финансирует государство, общественные организации и политические партии.
Наш проект существует на пожертвования от наших благодарных читателей.
Часть средств мы перечисляем в различные благотворительные фонды.



18+ Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше.

Copyright ©2013-2014 NewsBook. Все права защищены.

Яндекс.Метрика