Кто и зачем раздает гранты

Goodbye_My_DollarРоссийский институт стратегических исследований (РИСИ) и Центр актуальной политики представили на суд общественности очень интересный доклад, прямо скажем, невозможный еще пару-тройку лет назад. Его тема — методы и технологии деятельности зарубежных и российских исследовательских центров, а также консалтинговых структур и ВУЗов, получающих финансирование из зарубежных источников.

Мягко стелят

В 90-х годах в нашей стране немало людей верили, что Запад хочет подтянуть Россию к стандартам своей демократии, дабы обеспечить счастливую жизнь ее граждан. Теперь таковых сильно поубавилось. Большинство убедились в том, что финансируя расплодившиеся, как грибы после дождя, российские разного рода неправительственные организации, западные филантропы преследуют свои четко выверенные цели и интересы. Исследование, о котором идет речь, касается структур, которые де-юре свободны от действия закона об НКО, выполняющих функции иностранных агентов (в основном, правозащитных и общественных организаций). Однако де-факто деятельность многих из них прямо подпадает под правоприменение ФЗ-121.

Кто заказывает музыку демократии в нашей стране? Как правило, добрые дяди из США, Великобритании, а также НАТО. Наибольшую активность проявляют Фонд Макартуров (MacArthur Foundation), Фонд Карнеги (Carnegie Endowment for International Peace), Национальный фонд поддержки демократии (NED), Институт «Открытое общество» (OSI). Названия на слуху. Фонды-то частные, но сплошь и рядом связаны с правительствами и спецслужбами своих стран. Это так, реплика.

В докладе говорится о десятке без малого российских организаций, живущих на иностранные гранты. При всей разности источников финансирования и предметов исследовательских интересов форматы их жизнедеятельности во многом схожи.

Респектабельный Московский центр Карнеги (МЦК) — филиал американского «Фонда Карнеги». Последний финансируется Госдепом, Министерством обороны, Разведуправлением МО, Министерством энергетики, Командованием воздушно-космической обороны Североамериканского континента, Центром военно-морского анализа, Управлением военно-морских исследований ВМС США. А также — госведомствами Великобритании, Германии, Норвегии, Объединенных Арабских Эмиратов, НАТО, нефтяными корпорациями Шеврон, Коноко-Филлипс, Эксон-Мобил и другие ТНК.

Из этих же средств финансируется и МЦК (в 2011-2012 годах ему выделено 5,6 миллиона долларов, не считая грантов от других фондов). Его публично формулируемая задача — содействие интеллектуальному сотрудничеству ученых и специалистов США, России и других постсоветских государств. 35 сотрудников (в 2011-2012 годах) исследуют проблемы внешней, внутренней, экономической и региональной политики, нераспространения, безопасности, политических институтов, религии и общества.

Московский центр Карнеги основал в 1994 году Майкл Макфол, экс-посол США в России, большой спец по демократиям, антидиктаторским движениям и оранжевым революциям. В Наблюдательный совет входят министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт, президент Французского института международных отношений Тьерри де Монбриаль, Борис Немцов, Владимир Рыжков, Владимир Познер, Евгений Ясин, Сергей Караганов.

Ваши деньги — наша трансляция

Позиционируя себя как подчеркнуто беспристрастную аналитическую организацию, МЦК подает заданные идеи и позиции в массе разумных и взвешенных аргументов, что создает у аудитории впечатление нейтральности и неангажированности.

Взгляды его руководства и ведущих сотрудников широко распространяются через СМИ, а сами они имеют свободный доступ во властные и экспертные круги. Материалы и доклады МЦК поступают в министерства и ведомства РФ, карнеговцы участвуют в экспертных заседаниях, конференциях, круглых столах, входят в ученые, научные и консультативные советы при органах власти. Через содержание и смысловую направленность наиболее характерных монографий, докладов и экспертных комментариев, утверждается в докладе, в Россию последовательно и агрессивно ретранслируются политические, ценностные и идеологические позиции истеблишмента США. Зачем? Чтобы прививать российскому общественному мнению и экспертному сообществу в качестве мировоззренческих и политических ориентиров западные (в широком смысле) идеи.

Неудивительно, что в вопросах внешней политики РФ и российско-американских отношений Центр занимает формально нейтральную либо умеренно либеральную позицию, выступая за продолжение «перезагрузки», дальнейшее развитие «европейского выбора России» и за необходимость принятия Россией в сложных и спорных международных вопросах (скажем, в отношении иранского ядерного досье) точки зрения «международной общественности». Во внутриполитических — находится на ярко выраженной праволиберальной платформе, пристрастно изучая активность оппозиционных течений, расстановку сил и перспективы «протестного движения» в России.

Ряд материалов (о военной реформе Вооруженных Сил РФ, внешнеполитических приоритетах России, политике в области безопасности) формирует отчетливо прозападное восприятие международной ситуации и трансляцию западных оценок. Например, в аналитическом докладе «Военная реформа России: состояние и перспективы» (июль 2013 года) идет речь о стратегической ошибочности военной доктрины РФ от 2010 года, так как она заостряет внимание на подготовку к обороне от возможной военной агрессии со стороны США и НАТО, а не на «борьбу с терроризмом и радикальными режимами».

В то время, когда одной из общепризнанных угроз для нашей страны стал радикальный ислам, куратор программы «Религия, общество и безопасность» МЦК А. Малашенко призывает оставить салафизм и ваххабизм в покое и налаживать с их лидерами равноправный диалог. При этом он умалчивает о доказанной связи радикальных и иных движений с терроризмом, ни слова и о «салафитской экспансии» на постсоветском пространстве Центральной Азии и Казахстана. Симптоматично, что смычка между «салафитскими» и прозападными кругами возникла с началом социально-политической нестабильности в странах Ближнего Востока и Северной Африки. Не говорит ли она о совпадении интересов радикального исламизма и Вашингтона? И тогда же карнеговцы стали муссировать ложный посыл о «суннитско-шиитском» противостоянии как источнике напряженности на Ближнем Востоке. Особое отношение у них и к сирийской теме, в частности, к тому, что внутренний конфликт перерос в фактическую интервенцию внешних игроков.

Целевая аудитория МЦК — преподаватели и студенты вузов, СМИ. Эксперты воспринимают карнеговцев как «носителей тренда», подстрагивая под них собственные высказывания. Так позиции, противоречащие государственным интересам России, становятся устойчивым тезисом массового сознания и вектором мышления значительной части российского профессионального сообщества.

«Вовлеченность в российскую жизнь»

За последние двадцать лет наши западные друзья незаметно опутали Россию сетью поддерживаемых ими общественных организаций. «Политика двойного участия», по выражению М.Макфола, имеет целью «вовлеченность в российскую жизнь» в вопросах бизнеса, гражданского общества, короче, во всех ее проявлениях. Это трогательное участие так захомутало собственную волю нашего государства, безусловно, весьма и весьма еще несовершенного, что, казалось, оно уже не вспомнит, кто в доме хозяин. Но принятие нашумевшего закона «об иностранных агентах» показало, что лед тронулся.

Генпрокурор Юрий Чайка летом прошлого года объявил, что в России насчитывается более 200 НКО-иноагентов. Естественно, таковыми они себя признавать не хотят. Выступая в марте в Совете Федерации, глава Росфинмониторинга Юрий Чиханчин сообщил, что проверка обнаружила наличие одних и тех же спонсоров у ряда российских НКО и украинских радикалов. Это лишний раз заставляет задуматься, для чего ведется такое финансирование.

В докладе немало внимания уделяется Российской ассоциации политической науки, которая называется своеобразным «коллективным разумом» либерального экспертного пула. РАПН объединяет большинство известных российских политологов и практически все региональные кафедры общественных наук российских вузов. В ней 1000 членов (плюс 250 — в молодежном отделении), сфера действия — 54 региона. Много сил РАПН уделяет обеспечению своего монопольного положения как источника мировоззренческих, идеологических и научных концептов для российской политологии. Спонсор — Фонд Макартуров, почетный президент РАПН — академик Юрий Пивоваров. Тот самый, что постоянно развенчивает советскую и российскую «мифологию», причисляя к первой Победу в Великой Отечественной войне и называя отвратительным «культ» Александра Невского.

Эксперты РАПН пользуются авторитетом у местных политических элит и имеют большие возможности создания соответствующего дискурса в прессе федерального и регионального уровня. Внедряемые ею идеологические ценности представляют собою опять же идеи западных политических теорий и методологий. Их лоббирование обеспечивается через участие в общественных советах и экспертных комитетах при органах госуправления, в том числе отвечающих за проведение внешней политики РФ. В 2013 году РАПН получила в руки важнейший адмресурс — право распределять квоты бюджетных мест в вузах. Это позволяет ослаблять и закрывать «неправильные» кафедры, чтобы в нужном духе формировать следующее поколение отечественных экспертов.

В отличие от других НКО Центр политических исследований (ПИР-Центр), отмечающий в этом году 20-летие, в силу своей специализации влияет на политический процесс в основном в закрытом режиме. Его темы — российское ядерное оружие, ядерная безопасность, оружие массового поражения, кроме того, он является наставником молодых кадров в области ядерного нераспространения. Партнерами и спонсорами организуемых им Летних школ выступают Информбюро НАТО в Москве, Корпорация Карнеги, МИД и дел Содружества Великобритании, Министерство обороны Норвегии, Фонд Макартуров, «Инициатива по сокращению ядерной угрозы». Центр готовит материалы и доклады для министерств и ведомств РФ, государственных переговоров и участия в них, его сотрудники входят в консультативные и научные советы российских и международных организациях, участвуют в закрытых международных совещаниях и конференциях.

Площадкой обсуждения (и распространения) информации о силах ядерного сдерживания (СЯС) и внешней политике России служит Международный клуб «Триалог». Его представительства находятся в Москве и Женеве, заседания проходят четыре раза в год в Москве и один раз в Женеве. Члены клуба, оплачивающие регулярный взнос, получают доступ к закрытым частям сайта ПИР-Центра, ежемесячному закрытому аналитическому бюллетеню «Russia Confidential», а также возможность неформального общения в узком кругу с представителями МИД РФ, Министерства обороны, Росатома и других ведомств. Происходит ли при этом системный и целевой сбор информации по наиболее чувствительным вопросам безопасности РФ и ее утечка за рубеж? — вопрос риторический.

Ничего личного, только социология

В поле зрения докладчиков попал и «Левада-Центр».

Социология — сильная вещь. Организуя и интерпретируя результаты опросов общественного мнения, программирования его на заданный итог, можно манипулировать смыслами и продвигать выгодные позиции в ходе конференций, круглых столов, семинаров, активности в СМИ. А можно накануне выборов «взвесить» рейтинг кандидата в президенты и ужаснуться тому, как он мал. При желании любой механизм для сбора и анализа социологической информации превращается в важный инструмент манипулирования общественным мнением и оказания информационного воздействия на госаппарат и политические институты.

Пустячок, но факт: ведущие сотрудники «Левада-Центра» прошли стажировку в исследовательских компаниях США и Западнои? Европы. Центр получает зарубежное финансирование от Национального фонда поддержки демократии (NED). Американцам социологическая информация нужна для разработки методов и инструментов влияния на социальную и политическую ситуацию в России. Тому же спонсору, например, подготовлено исследование о перспективах гражданского общества в России на основе сотни углубленных интервью с лидерами неправительственных организаций и гражданских объединений в 6 крупных российских городах. Фактически Госдепу США, через который ведется финансирование NED, передана база данных активистов оппозиции регионального уровня, содержащая все необходимые сведения для последующей вербовки «протестного актива», начиная от персональных данных до специфики политических взглядов», подчеркивается в докладе.

Отдельная глава уделена Российской экономической школе, возглавляемой до недавнего времени Сергеем Гуриевым, после допроса по делу ЮКОСа уехавшего из России. РЭШ тесно связана с основными структурами мировой неолиберальной экономической системы и ее же стандарты насаждает в образовательных программах и исследованиях. Свои идеи она широко внедряет на региональном уровне. Кстати, наработки данного РЭШ в области электронного правительства и прямого общения граждан с властью на безвозмездной основе были переданы представителям «болотной оппозиции» и команде Алексея Навального, что было ими использовано при создании электронного «Координационного совета».

В докладе также рассказано о фонде «Новая Евразия», ведущем работу по вытеснению государственных институтов из социальной сферы под предлогом их ненужности и низкой эффективности. Цель таких действий — создание негосударственного центра силы и нового «магнитного полюса», как бы параллельного управления. Заточенностью на американские стандарты, как и вышеперечисленные организации, отличается и Российская ассоциация международных исследований. Одной из ее основных задач является формирование у студентов и аспирантов, интересующихся профильной проблематикой, прозападной ориентации.

Любопытный штрих. Представители различных НКО и ВУЗов сотрудничают на формальной и межличностной основе — одни и те же люди работают и являются членами попечительских, экспертных советов в партнерских организациях, проведении мероприятий, выпуске и рецензировании литературы, участии в организации исследований и аналитики на заказ. Таким образом, в экспертной среде формируется узкий круг «своих», которые определяют повестку дискуссий для российского экспертного поля, его персональный состав и степень допуска отдельных специалистов к СМИ.

* * *

«Мягкая сила» и воздействие на внутреннюю политику России «мирными» способами, как оказывается, чреваты ощутимыми рисками для национальной безопасности. Во-первых, в рамках грантовых проектов и под видом научного сотрудничества происходит утечка информации. И если иногда исполнители даже и не понимают, для чего им заказываются те или иные исследования, то уж заказчики точно знают, как использовать полученную информацию. Во-вторых, в экспертное сообщество внедряются выгодные западным спонсорам и зачастую противоречащие государственным интересам РФ идеи и позиции, что ведет к ослаблению суверенитета страны.

Отдельные исследовательские центры, научные учреждения и вузы, получая зарубежное финансирование и выполняя заказы извне, по сути ведут, политическую деятельность, оказывая влияние на формирование политики и российского общественного мнения. И часто в чужих интересах. Ведь конкуренцию идей в мире никто не отменял.

В докладе содержатся рекомендации о расширении закона об НКО-иноагентах на исследовательскую деятельность, наложении запрета на получение зарубежных грантов российскими НИИ, в особенности институтами РАН (за исключением международных исследовательских программ либо инициатив РФ), запрещении иностранного финансирования госведомствами и частными фондами других государств исследования внутренних российских проблем.

Людмила Глазкова

Метки: , , , ,

Добавьте свою Статью

Чтобы оставлять комментарии Вы должны быть зарегистрированы Войти



Уважаемый читатель!
Нас не финансирует государство, общественные организации и политические партии.
Наш проект существует на пожертвования от наших благодарных читателей.
Часть средств мы перечисляем в различные благотворительные фонды.



18+ Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше.

Copyright ©2013-2014 NewsBook. Все права защищены.

Яндекс.Метрика