Китайская цивилизация — между культурой, идеологией и геополитикой

Great_Wall_ChinaПосле выдвижения Си Цзиньпином концепции о «возрождении китайской нации» и достижении «китайской мечты» многие эксперты снова стали обсуждать проблему «китайской цивилизации» в контексте внешней политики Китая.

До какой степени традиционная китайская цивилизация может быть встроена в современные геополитические планы руководства КНР? Идет ли речь исключительно о возрождении китайского культурного проекта, не имеющего к политике и идеологии никакого отношения?

Нереализованный потенциал пяти тысяч лет. Когда возрождение?

Вопрос далеко не праздный. Если проследить выступления китайского председателя Си Цзиньпина, он неоднократно (в отличие от своих предшественников) упоминал о необходимости «возрождения китайской нации», которая насчитывает 5 тысяч лет истории. Что историческое унижение Китая начинается с Нового времени — эпохи «Опиумных войн» середины XIX в. и неравноправных договоров.

За всем эти просматривается даже не раздражение или обида на «коварный Запад», а, скорее, желание показать огромный (по времени и глубине) неиспользованный цивилизационный потенциал, который будет рано или поздно реализован. Причем, по китайским меркам, — очень «рано». Официально названы ориентиры «возрождения» — «цели двух столетий»: столетие образование КПК — 2021 г. и столетие образования КНР — 2049 г. Получается, что на временной промежуток с 2021 — 2049 гг. приходится некая реализация большого «цивилизационного проекта» КНР.

Два «культурных айсберга».

Никто в мире не возражает против «китайского наступления» в сфере культуры и образования. На наших глазах формируется гигантский «культурный айсберг». Он состоит из пока не очень понятной западному потребителю «подводной» части — традиционной философии и культуры древних династий. Надводная часть более заметна. Это активно продаваемая и рекламируемая группа «китайских брендов» — от образов Великой Стены, до монахов Шаолинь и застывших во времени терракотовых воинов грозного Цинь Шихуанди.

Коммерциализация и вестернизация «надводной части» — это закономерное явление, инициируемое китайским руководством. Впрочем, не исключаю, что дело дойдет и до международной пропаганды настоящих раритетов, скажем, трактатов Сунь Цзы и других великих мудрецов и учителей.

При этом есть и американский «айсберг» с известными западными стандартами и ценностями, который дрейфует навстречу китайскому. Китайский лидер Си Цзиньпин, возможно, чтобы ускорить сближение, подбросил идею достижения «китайской мечты», явно направленную против мечты американской. Прав был великий политолог Сэмюэл Хантингтон, непрестанно говоривший о «столкновении» США и Китая на цивилизационной основе.

Другими словами, в культурологическом смысле имеется два проекта — китайский, очень древний, неторопливый и многослойный и американский — юный (по сравнению с Китаем), напористый, даже нахальный. И кто из них при более тесном контакте останется на плаву, а кто сгинет — большой вопрос. Но что-то мне подсказывает, что сегодня достаточно сильные американские ценности в конечном итоге проиграют бой вечности.

Мировой социализм. Возможна ли китайская версия?

Однако за культурологическим дискурсом безусловно скрывается и политическая подоплека. Среди ведущих специалистов по Китаю есть несколько мнений относительно идеологической направленности современной китайской цивилизации.

Речь идет о «китайском социализме», встроенном за 64 года в китайскую цивилизацию, государство и общество. Если брать временные критерии существования социализма, то для Китая — это миг. Если же смотреть с позиций сегодняшнего дня — это великая «новация», открывшая путь к модернизации Китая.

Речь не идет об успехах или трудностях тридцатилетних реформ, а, скорее, о закономерностях формационного процесса. Как в свое время много спорили об «азиатском способе производства», объясняя с марксистских позиций, почему Китай отстал от Запада, так и сегодня спорят об органичности или искусственности социалистической идеи и практики для этого гиганта. Способна ли современная китайская цивилизация «переварить» социалистический опыт, органично приспособив его как неотъемлемую часть себя? Вот вопрос, на который следует искать ответы в практике реформ.

Ведущий российский китаист, академик Михаил Титаренко считает, что «Китай объективно выступает продолжателем и носителем новой модели социалистической цивилизации». В более ранних выступлениях по поводу «мягкой силы» он отмечал, что «традиционная культура становится частью комплексной мощи Китая, обеспечивающей… защиту от внешней пропаганды и внешнего проникновения».

Известный публицист Александр Проханов, комментируя недавнее интервью Си Цзиньпина в Сочи, заметил, что «все предполагаемые деяния и новации будут заключены в формулу китайского социализма. Слово „социализм“ произнесено им (Си — С.Л.) как ключевое и определяющее. Китай — мировая социалистическая держава…и такой человек, — заключает А.Проханов, — осуществит следующий грандиозный рывок социалистического Китая в мировую цивилизацию». Да, сказано сильно. Ни прибавить, ни убавить.

Социалистический «вывих» китайской цивилизации?

С другой стороны, известный российский специалист по Китаю Владимир Малявин считает, что «национализм и коммунизм остались эпизодом китайской истории, каким-то ее «вывихом». «Что же касается наличия или отсутствия в современном Китае элементов социализма, — отмечает он, — равно как и их отношения к китайской традиции, то этот вопрос относится к области не научной дискуссии, а публицистики, пропаганды, политической стратегии».

Более того, В.Малявин отмечает некие тонкие и не всегда понятные широкому читателю характеристики китайской цивилизации («китайского мира»). Он, в частности, отмечает «ориентацию ее на сообщительность….в виде генеалогических и сетевых структур, по определению рассеивающихся, фантомно-ускользающих, имеющих скорее призрачное, виртуальное существование. Например, „чайнатауны“ — это подлинные форпосты глобального Китая, или закрытые тайные общества. В этом качестве китайский мир, — как отмечает В.Малявин,- составит как бы темную, скрытую параллель формальной и публичной глобальности американского типа».

Позиции понятны и несопоставимы. При этом, заметим, что по сути представлены разные методологические подходы определения сути китайской цивилизации — от «левого» (идеологического) до иррационально-культурологического. К слову, в свое время известный востоковед Леонид Васильев написал многотомную историю Востока и историю религий Востока, основываясь исключительно на цивилизационной методологии. Тогда это было модно, интересно и «прогрессивно». Но сегодня другие времена. Сегодня у всех на уме китайское возвышение, которое имеет вполне материальное измерение — в виде возросшей экономической и военной мощи Китая.

Геополитика. Возможна ли китайская «морская цивилизация»?

Написаны сотни глупых и умных книг, проведены тысячи интервью на эту тему. Но мы и сейчас толком не представляем, в чем, собственно, заключаются тайные геополитические стратагемы Чжуннаньхая.

Формально речь не идет о какой-то «готовящейся экспансии» КНР против кого-либо. Проблема носит системный характер. Способна ли китайская (мирная, сухопутная) цивилизация, которая никогда не создавала мировых империй и не вела в качестве агрессора мировых войн, быстро и качественно переродиться в нечто иное, — более жесткую и агрессивную цивилизацию.

Известный российский синолог Юрий Галенович дает свою интерпретацию. Он считает, что на примере Китая мы видит начало превращения мирной континентальной цивилизации в «морскую цивилизацию», которая стремиться в будущем доминировать в Мировом Океане. Более того, китайская (желтая) цивилизация уже сегодня направлена против «классической» средиземноморской (голубой) цивилизации, доказывая свое превосходство. В общем, здесь, видимо, имеет место алармистский подход относительно принципа «мира и дружбы» с Китаем.

Резюмируя, заметим, что приведенные разноречивые оценки и прогнозы отражают сложную и многовариантную картину китайской цивилизации. При этом, вряд ли КНР сможет радикально изменить свою континентальную суть. Наращивать мощь ВМС, усиливаться как морская держава — это одно. Это в общем нормальное явление. Но менять геополитическое предназначение, это уже другое. Пожалуй, самое сложное измерение китайской цивилизации — ее геополитическая направленность в мире, более известная в СМИ как «китайская угроза». Здесь Китай, не спешащий раскрывать всех своих карт, таит

Сергей Лузянин, Эксперт МГИМО

Метки: , , ,

Добавьте свою Статью

Чтобы оставлять комментарии Вы должны быть зарегистрированы Войти



Уважаемый читатель!
Нас не финансирует государство, общественные организации и политические партии.
Наш проект существует на пожертвования от наших благодарных читателей.
Часть средств мы перечисляем в различные благотворительные фонды.



18+ Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше.

Copyright ©2013-2014 NewsBook. Все права защищены.

Яндекс.Метрика