Версальская «мина» замедленного действия

The Treaty of VersaillesВторая мировая война стала, по сути, продолжением Первой мировой войны. Версальский мирный договор не только не разрешил старые противоречия, но и создал новые. Под Европу искусно подвели несколько новых «мин». Причём зачинщиками будущей войны выступят США, Англия и Франция. Германию же поставят в такие условия, что её жизненной необходимостью будет слом Версальской системы.
Расчленение Российской и Германской империй привело к появлению ряда искусственных государственных образований, которые на западе получили название «лимитрофы» (от лат. limitrophus — пограничный). Ещё в 1916 году в Лондоне был подготовлен проект о будущих территориальных изменениях в Европе. Согласно нему предусматривалось, что Польша должна стать буферным государством между Россией и Германией. По мысли английских политиков, создание Польши, а также нескольких государств на территории Австро-венгерской империи «оказалось бы эффективным барьером против русского преобладания в Европе».

Таким образом, «союзники» России по Антанте, ещё до Февральской революции, строили планы против неё, планируя создать против нас «барьер», да и ещё и отобрать из состава Российской империи польские земли. То есть «санитарный кордон» наши западные «партнеры» собирались создать в любом случае — хоть против большевизма, хоть против «русского империализма».

На подписание Версальского мирного договора, который создал основы будущего политического устройства мирового сообщества, и должен был определить будущее человечества на долгий срок, русскую делегацию не пригласили вообще. Как будто русские не принесли на алтарь победы миллионы жизней. К тому же Лондон, Париж и Вашингтон признали адмирала Колчака Верховным правителем России. В целости и вполне дееспособными были все дипломатические миссии России за рубежом. Десятки ведущих русских дипломатов находились в Европе и хотели принять участие в Версальской конференции. Прибыл и великий князь Александр Михайлович. Он попытался встретиться с французским премьером Жоржем Клемансо, но тот не пожелал увидеться с великим князем. Александру Михайловичу дали понять, что дальнейшие его попытки встретиться с главами государств Антанты неуместны. По мнению победителей, ни царская, ни демократическая, ни советская Россия не имеет права голоса на конференции, где решаются судьбы Европы и мира и где будут определены границы России. Не пригласили на обсуждение условий договора и германскую делегацию.

Германию жестоко унизили. Страну, которая так и не потерпела военного поражения, потеряла одну восьмую территории (включая области населённые этническими немцами), одну двенадцатую часть населения!.. Ею были утрачены все колонии. Мощную германскую армию сократили до 100 тыс. человек, включая 4-тыс. офицерский корпус. По сути, германская армия превращалась в полицейско-добровольческое формирование, не имеющее тяжелого вооружения. Всеобщая воинская повинность была отменена. Генштаб распустили. Германский флот также практически уничтожили, сократив до слабой береговой обороны (6 старых броненосцев, 6 легких крейсеров и 12 миноносцев). Подводный флот германцам иметь запрещалось. Вооруженные силы не должны были иметь никаких самолетов, даже воздушных шаров. Германии запретили пользоваться дальней радиосвязью. В результате армия Германии стала слабее даже бельгийской армии.

С Германией поступили так, как будто армии Антанты с тяжелыми боями прошли всю империю и взяли штурмом Берлин. Германию пытались превратить в второстепенную, лишенную самостоятельности страну. Берлин даже не имел полного суверенитета на своей территории. Все германские аэродромы должны были быть открытыми для самолетов Антанты. Самолеты победителей могли летать где угодно и когда угодно. Кильский канал, который проходил в глубину германской территории и имел стратегическое значение, должен был быть всегда открыт не только для торговых, но и военных кораблей победителей. Реки Эльба, Одер, Неман и Дунай (от Ульма до впадения в Чёрное море) были объявлены свободными международными путями.

К тому же на Германию наложили огромные репарации. До 1 мая 1921 г. Германия обязалась уплатить 20 млрд. марок золотом, товарами, судами и ценными бумагами. В обмен на потопленные немецкими кораблями и субмаринами суда Германия должна была отдать все свои торговые суда водоизмещением свыше 1600 тонн, половину судов свыше 1000 тонн, одну четверть рыболовных судов и одну пятую часть всего своего речного флота. Кроме того, немцы обязались в течение пяти лет строить для победителей торговые суда общим водоизмещением по 200 тыс. тонн в год.

Надо отметить, что во время подготовительного этапа наибольшую агрессивность проявляли французы. Их лозунгом были слова: «Немцы заплатят за всё!» Война шла на французской территории, и они сильно пострадали. Париж хотел возместить потери за счёт Германии. К тому же это был реванш за поражение в войне 1870-1871 гг. Более того, именно Париж больше всех настаивал на создании Польши, когда Лондон рекомендовал «не создавать новые Эльзас и Лотарингию» (провинции, из-за которых спорили Франция и Германия).

Подписавшиеся стороны Версальского мира. Ж. Клемансо, В. Вильсон, Д. Ллойд Джордж. Париж, 1919 год

В Версале были признаны границы большей части новых государств, которые создали на территориях принадлежавших России, Германии и Австро-Венгрии. В большинстве новых государств к власти пришли агрессивные националисты, которые стремились не к миру с могущественными соседями, которые испытывали временные трудности, а к захвату новых территорий. В частности, даже «умеренные» финские политики требовали захвата Кольского полуострова, всей Карелии и части Вологодской области. Фантазии радикалов шли намного дальше — «Великая Финляндия» должна была простираться до Северного Урала или даже Енисея.

Не меньшие аппетиты были и у польских панов. Они мечтали о восстановлении «Великой Польши» от моря до моря, с включением западнорусских земель. Причём даже в новой Польше собственно поляки составляли только около 60% населения, остальные были немцами, русскими, евреями и т. д. К тому же в этнические поляки записали другие славянские народности — лемков (русинов), кашубов и т. д. Значительная часть польской «элиты» была согласна с тезисами польского историка Адольфа Боженского. Историк провозглашал политику войны как единственно верную для польского государства. Только во время войны можно было осуществить создание «Великой Польши» и «вернуть» земли, которые входили в состав Речи Посполитой. Поляки хотели с помощью великих западных держав снова ввергнуть Европу в большую войну. Они надеялись, что новая большая война подарит Польше земли, на которые поляки претендуют. Будущая «жертва немецкой и советской агрессии» имела территориальные претензии ко всем своим соседям. Варшава претендовала на земли Литвы, Советского Союза, Чехословакии, Германии и хотела включить в состав Польши вольный город Данциг.

Искусственным образованием была и Чехословакия. Она была создана на развалинах «лоскутной» Австро-венгерской империи и наследовала часть её проблем. Собственно чехов в государстве было чуть более 50%, а немцы составили крупное меньшинство — 25%. Словаков было около 18%. По сути, можно было создавать государство чехов, немцев и словаков. Кроме того, в Чехословакии была значительная община русинов. Ни немцы, ни словаки, ни русины не хотели жить в этом государственном образовании. Осенью 1918 года немцы даже попытались отделиться от самопровозглашенной республики, но их отряды самообороны были разбиты. А летом 1919 года была провозглашена Словацкая Советская республика. Она контролировала две трети территории исторической Словакии. Однако чешские войска довольно быстро подавили это государственное образование. Была в Словакии и правая оппозиция чешскому господству. В начале 1920-х годов была создана Словацкая народная партия, которую активно поддерживала католическая церковь. Народная партия боролась за независимость Словакии. В итоге Чехословакия оказалась таким же «лоскутным» государством, как и Австро-Венгрия, и такой же «тюрьмой народов», как Польша. Разница была только в том, что Чехословакия была более демократическим государством, чем Польша, и её территориальные претензии к соседям были выражены не столь ярко.

Ещё более искусственными государствами были прибалтийские страны — Литва, Латвия и Эстония. Латвия и Эстония вообще не имели исторических корней как независимые государства. Да и Литва 1920-1930-х гг. практически не имела ничего общего с Великим княжеством Литовским. Историческая преемственность была давно прервана. К тому же прибалтийские лимитрофы не имели военного, демографического и экономического потенциала для самостоятельного существования. Их судьба — быть частью какого-либо имперского образования (Швеции, Германии и России). Ничего не изменилось и в настоящее время, когда политические «элиты» прибалтийских республик «стелются» перед американской империей…

Версальская система создала целую массу больших и малых проблем, которые все вместе вели к войне. Так, Восточная Пруссия была отрезана от остальной части Германии и не имела с ней железнодорожной и шоссейной связи. Отдельное существование города Данцига не устраивало ни Польшу, ни Германию (в городе преобладало немецкое население, поэтому его смело было можно называть немецким). СССР потерял почти все базы Балтийского флота. Советский флот мог базироваться только в Ленинграде. Да и сам Ленинград, где было сосредоточено до 60% оборонной промышленности страны, а область была вторым историческим промышленным центром России, находился под угрозой. По Ленинграду было легко нанести удар из Прибалтики или с территории недружественной Финляндии. Таким образом, в начале войны Советский Союз практически сразу мог потерять важнейший политический, промышленный центр страны и Балтийский флот. Все столетние усилия Российской империи по укреплению Прибалтики и защите Петербурга были пущены по ветру.

Германия физически не могла выплатить огромные репарации западным странам. Это стало поводом для захвата французской армией в 1923 году Рура — наиболее развитого промышленного региона Германии. На территории Рура проживало 10% германского населения, производилось 40% стали, 70% чугуна и добывалось 88% угля всего государства. Оккупация Рура только обострила экономический кризис в Германии. Добыча каменного угля, производство стали и чугуна в течение года упали почти вдвое. Заработная плата рабочих была на 30-60% меньше довоенной. Инфляция достигла фантастических размеров. Если в июле 1923 года золотая марка стоила 262 тыс. бумажных марок, то 5 ноября — уже 100 миллиардов! Развал экономики стал одной из предпосылок, которые привели к власти нацистов.

Единственным государством, которое осудило агрессию западных держав, стал Советский Союз. Москва выразила протест «против безумной политики империалистической Франции и её союзниц». Надо сказать, что в 1922-1938 гг. главной внешнеполитической целью Советской России было поддержание мира. Это была необходимость, вызванная тяжелейшим положением Советского Союза. Союз действительно был окружен врагами, это не было внутренней пропагандой. По всему периметру русских границ были страны, желающие поживиться за счёт СССР. Среди них — Финляндия, прибалтийские лимитрофы, Польша, Румыния, Турция и Япония. Великие державы — Англия и США — по-прежнему имели планы по расчленению России. И не надо думать, что опасность была преувеличенной. Россия-СССР была настолько ослаблена, что для неё представляла угрозу даже война с Финляндией или Польшей. Особенно с учётом того, что за странами второго-третьего ранга стояли великие державы. Внутри страны шли сложные процессы борьбы с «пятой колонной», создания нового народного хозяйства, развития образования, науки и техники. СССР был нужен мир.

Поэтому советское правительство вело гибкую политику, лавировало между интересами различных западных держав, которые тогда не выступали единым фронтом. Установление добрососедских отношений со всеми странами вне зависимости от их общественно-политического устройства, было жизненно необходимо для СССР.

В униженной Германии все без исключения партии, от коммунистов до националистов, призывали к ликвидации Версальской системы. Немецкие коммунисты во время оккупации Рура французскими войсками призывали народ к борьбе против оккупантов и собственного правительства, которое потворствует захватчикам. Да и в начале 1930-х годов немецкие коммунисты призывали молодежь изучать военное дело, чтобы идти в «поход на Версаль». Это не Гитлер придумал. Настрой был общим. Правда, коммунисты и социалисты призывали бороться не только с внешним врагом, но и внутренним — правительством. Гитлер же акцентировал внимание на одном враге — внешнем. Не забывал он и внутренних врагов, но они отступали на второй план.

Европа просто не могла долго существовать при господстве Версальской системы. Не важно, кто бы в итоге пришел к власти в Германии — коммунисты, монархисты или нацисты. Всех их не устраивал Версальский договор, который не давал Германии нормально существовать. Схожая картина была и в России. В России могла сохраниться монархия, победить демократы, но национальные интересы требовали порвать паутину Версальского договора. Обвинять коммунистов в том, что именно они разрушили мир в Европе, глупо.

Поджигателями войны выступили США, Англия и Франция, которые сначала создали несправедливую политическую систему, а затем своими действиями только подталкивали Европу к войне.

Самсонов Александр

Метки: , , ,

Добавьте свою Статью

Комментирование недоступно



Уважаемый читатель!
Нас не финансирует государство, общественные организации и политические партии.
Наш проект существует на пожертвования от наших благодарных читателей.
Часть средств мы перечисляем в различные благотворительные фонды.



18+ Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше.

Copyright ©2013-2014 NewsBook. Все права защищены.

Яндекс.Метрика